• Announcements

    • Admin

      Фикс ПКМ (мышки) в Windows 10   03/01/18

      Уважаемые игроки! Ниже представлен фикс бага с некорректным поведением ПКМ (мышки) в Windows 10
      Фикс проверялся на разных версиях Windows 10, работает примерно в 80% случаев при корректном запуске.
      Работа на 100% компьютеров c Windows 10 не гарантируется. Ссылка на фикс: Яндекс.Диск: https://yadi.sk/d/5wqAbA0h3SwnEQ
      Прямая ссылка: http://files.theaion.ru/TheAion_Mousefix.zip Гайд по запуску: 1. Oтключить брандмауэр и защитник Windows
      2. Распаковать архив на Рабочий стол
      3. Запустить игру
      4. Свернуть игру
      5. Затем открыть папку TheAion_Mousefix на Рабочем столе
      6. Запустить файл Aion_Mousefix.exe от Администратора, открывается черное окошко с текстом, просто оставляем его и заходим в свернутую игру Фикс может вызывать некоторые проблемы с НПС в игре, во время диалогов, прото отключайте его сворачивая игру. Что может еще сработать в качестве фикса данного бага ПКМ: нажимать ПКМ при зажатой клавище Shift или Ctrl. Если у вас это сработает и данное управление будет вам удобно, то запуск окошка с фиксом не обязателен. С уважением, Администрация TheAion
    • Admin

      Временный возврат к старой стабильной версии сборки   04/28/18

      Уважаемые игроки!

      Принято решение о временном возврате старой стабильной версии сборки и отправки новой версии сборки на более тщательную доработку согласно вашим багрепортам, тестирование и доработка новой версии будет производиться строго на отдельном тестовом сервере, регламент тестирования будет опубликован чуть позже
        Техработы с возвратом старой версии сборки проведены 29.04.2018 в 11:30 МСК во время работ по плановой перезагрузке сервера
      Приносим извинения за возможные неудобства

      С уважением, Администрация TheAion
    • Device

      Конкурс репостов на донат-монеты в группе вк 20.01.2019   12/23/18

      Конкурс репостов на игровые монеты 
      Не успели служители вечности раздать награды, как обнаружили, что у них еще осталось немного монет для отважных даэвов 

      В период с 23.12.2018 по 20.01.2019 в нашем сообществе будет проходить конкурс репостов: в нашем сообществе будет проходить конкурс репостов:

      1-е место: 500 донат-монет
      2-е место: 400 донат-монет
      3-е место: 300 донат-монет

       Правила очень просты:
      - Ты должен состоять в нашем сообществе https://vk.com/theaion
      - На твоей странице должна установлена фотография
      - C тебя лайк + репост записи закрепленной в шапке группы
      - Запись должна быть не ниже 10 в списке Не удаляй запись до 20.01.2019
      - На твоей стене не должно быть репостов других серверов Айона
      - 20.01.2019 в промежутке с 12:00 до 22:00 МСК, с помощью рандомайзера мы выявим трех счастливчиков Желаем удачи!
Sign in to follow this  
Followers 0
Norry

Вспомнить всё

41 posts in this topic

Вольное изложение приключений моего жряка на просторах Айона. будет много юмора, чуть-чуть философии, а также оригинальная трактовка некоторых квестов и характеров отдельных НИПов. Тапками не кидаться, пока 1я часть 1й главы, если понравится - продолжу =)

 

Глава 1. Фоэта. Часть 1. Кто я?

Aion0010.jpg

 

  Ой-ё-ёй! Как же болит голова! Настолько, что начинаешь малодушно мечтать о гильотине. Рраз! И никаких мучений. Ооо! Еще и во рту будто керубимы нагадили. Да не обычные, а большелапые. Чтобы потом этими самыми лапами по свеженаваленной куче потоптаться и разнести гадость как можно дальше. Видать, вчера хорошо погуляли. Ничего не помню. Ну и ладно, если не помню, значит, ничего этакого и не было. Пока не расскажут, разумеется. А сейчас хватит валяться, нужно вставать и идти… О, Асфель! Внезапно оказалось, что из памяти исчезли не только вчерашние, без сомнения весьма эпические события, но и все остальное. То есть абсолютно. Несмотря на погожий денек, меня прошиб холодный пот. Я не имел ни малейшего представления ни о том, где нахожусь, ни о том, кто я, собственно, вообще такой. Да что там, даже своё имя не мог вспомнить. Что же вчера произошло?

      На лбу нащупалась здоровенная шишка, отозвавшаяся на прикосновение такой волной боли, что пасторальный пейзаж, расстилающийся насколько хватало взгляда, расплылся от навернувшихся на глаза слез, а мир закружился от накатившей дурноты. Только в обморок для полного счастья не хватало грохнуться! Пальцы сами собой сложились в замысловатый жест.

      - Стэппид Хе!

      Ух, сразу полегчало. Сорвавшиеся с губ странные слова оказались чудесным заклинанием. Целительным, что немаловажно. Интересно, а повторить смогу или это случайно вышло?

      - Стэппид Хе!

      Получилось! Похоже, раньше мне часто приходилось им пользоваться, раз оно отпечаталось на уровне рефлексов. А что еще я умею? Уставившись на деловито спешащего куда-то длинноносого меридона, я постарался отрешиться от всех мыслей и спроецировать на безобидного зверька образ врага. Увидеть в меридоне нечто угрожающее оказалось очень тяжело, но в конце концов мои старания увенчались успехом. Подсознание уцепилось за длинный извивающийся хвост, который внезапно показался огромным, покрытым крупной черной чешуей. Чувство опасности буквально взвыло.

      - Сирьге!

      От удара магией зверька подбросило в воздух, и на землю упала уже бездыханная тушка. Не плохо, даже не ожидал такого эффекта. К сожалению, больше ничего «припомнить» не удалось. Промучавшись с экспериментами еще около часа, я устроился под деревом отдохнуть и решить, что же делать дальше. Но почти сразу на петляющей между невысокими холмами дороге показался молодой крестьянин, который завидев меня, расплылся в улыбке.

      - Привет, Эрт! Смотрю, уже очнулся. Как самочувствие?

      О, всеблагая Юстиэль! Несомненно, это ты в милосердии своем послала уже отчаявшемуся смертному помощь в виде мордастенького паренька, знающего моё имя. Сейчас он поведает, кто же я такой и что послужило причиной столь глубокой амнезии!

      Увы, как оказалось, Элвис – так звали улыбчивого крестьянина, смог рассказать совсем немного. В Акариос, их маленькую деревеньку, я пришел только вчера. И сразу попал на свадьбу. Уно, хозяин единственного в округе трактира, выдавал замуж младшую дочь. Гуляли, разумеется, всем миром. Меня, не слушая никаких возражений, тут же усадили за стол и понеслось.

      Где-то ближе к вечеру Муранес, грубая мужиковатая девица, оказавшаяся помощницей главы размещенного в деревне отряда наемников, в очередной раз заныла, что людей катастрофически не хватает, поэтому керубимы, обнаглевшие от собственной безнаказанности, совсем страх потеряли. Вот недавно захватили плантацию Агера, согнав три или четыре обитавшие там семьи с обжитого места. Несчастные бежали под защиту гарнизона Акариоса, прихватив лишь то, что смогли унести в руках, бросив на разграбление быкоголовым не только поля, но и собственные дома. А кадровый дефицит не позволил наемникам поставить зарвавшихся наглецов на место – на время рейда пришлось бы оставить деревню без охраны, чем непременно воспользовались бы другие племена керубимов, буквально наводнивших округу.

      Под влиянием обильных возлияний вообще и хваленой настойки кралов, могущей по крепости и забористости вполне конкурировать со знаменитой гномьей брагой, в частности, я изъявил желание вступить в ряды наемников и показать керубимам «где рефисмы зимуют». Этот, по словам Элвиса, истинно рыцарский порыв, был встречен всеобщим ликованием. Глава наемников Калион тут же торжественно вручил мне оружие, подтверждая заключение контракта.

      Оружие? Я мотнул головой, откидывая падающую на глаза длинную челку, и впервые с момента пробуждения стал выяснять, каким имуществом владею. Ага, вот эта старая булава с полустертым инвентарным номером, выжженным на рукояти, валяющаяся далеко в стороне и почти скрытая высокой травой, и есть то самое грозное казенное оружие наемника Акариоса. Одет я оказался сплошь в кожу. На довольно поношенных брюках и дублете еще сохранилось тисненое клеймо «Цех Клионе». Еще крепкие, хоть и грубоватые сапоги никаких отметок изготовивших их мастера не носили. Впрочем, как и перчатки с обрезанными пальцами. К простому поясу крепилась небольшая сумочка в которой обнаружилась неплохая карта, несколько мелких монет и куб – волшебный артефакт, работающий по принципу пространственного кармана, позволяющий не обращать внимание на вес и объем помещенных внутрь него предметов. Удобная штука. Жаль только, что количество этих самым предметов сильно ограниченно. И чем больше их можно положить, тем, естественно, куб дороже. Мой оказался самой дешевой моделью, да и внутри кроме нескольких целебных эликсиров и бинтов ничего не было. Странно, зачем они мне, если я владею заклинанием, врачующим куда быстрее и лучше? Впрочем, в куче накопившихся вопросов этот занимал едва ли не последнее место.

      Между тем Элвис продолжал свое повествование о ночных приключениях, закончившихся для меня так печально. Пополнив ряды доблестных наемников, защищающих Акариос и не забыв очередным кувшином отметить это знаменательное событие, я предложил всем присутствующим сделать перерыв в застолье и таким вот народным ополчением, не снимая гарнизон деревни с боевого поста, пойти накостылять обнаглевшим керубимам по шее. Разгоряченным выпивкой мужикам идея понравилась. Тем более, что какая свадьба без драки? А бить морды чужакам куда приятнее, чем друг другу. Муранес пыталась нас сначала образумить и отговорить, потом вдруг возомнила себя героиней древности и принялась командовать, но была грубо послана подальше и, наконец, отстала. А толпа крестьян под моим предводительством вломилась на бывшую плантацию Агера, размахивая вилами, косами и пылающими факелами. Зрелище оказалось настолько впечатляющее, что мне даже «уличную магию» демонстрировать не пришлось. Керубимы в шоке беспорядочно носились, сверкая в багровых отсветах разгорающегося пожара – кто-то поджег старый сарай – голыми задами, даже не помышляя о сопротивлении. Их главный, Фарору, ситуацию понял правильно. Сразу объявил полную и безоговорочную капитуляцию, тут же распорядился прикатить найденные в подвале одного из домов бочки с вином и зажарить несколько чудом уцелевших фогусов. Отпраздновать победу значит. А так как крестьяне пришли уже хорошо под градусом, то вскоре вообще упились в хлам и полезли брататься с недавними врагами.

      Фарору сначала стороил из себя трезвенника и потягивал исключительно сок. Но я отобрал у него бутылку, смешал содержимое с краловой настойкой и зачем-то со сливовой наливкой. Впрочем, всем новый коктейль пришелся по вкусу, даже быкоголовому предводителю, а Уно заявил, что сделает «Морковный сок Фарору» фирменным напитком своего заведения. За это снова выпили. Потом пошли тосты за мир во всей Атрее и за вечную дружбу между людьми и керубимами. В общем, вечер удался. А шишка откуда? Так это мне Муранес заехала, когда я под утро к ней с отчетом о результатах карательной экспедиции явился.

      - Жрица наша Фоллиния велела тебя не трогать. Сказала, что на свежем воздухе отоспишься, и всё пройдет, - закончил Элвис, почесав затылок. – Да, еще Мирес тебя спрашивал. Сходи, узнай, что ему понадобилось. Ты когда пришел к нам, вроде бы собирался искать кого-то. Может, он разузнал что.

      Мирес, как оказалось, про мои поиски ведать не ведал, посоветовав со всеми расспросами обращаться или к Калиону, или к настоятелю местного храма Астеросу. А звал меня, чтобы нагрузить работой, надавав на правах начальника кучу поручений.

      В Акариос я попал только к вечеру, едва справившись с той горой дел, которая на меня так неожиданно свалилась, и сразу зашел в штаб наемников. Увы, Калион тоже оказался не в курсе ради кого я притащился в их глухомань. Единственное, что он смог добавить к уже известному, так это причину визита. По его словам, я искал то ли человека из столицы, то ли со связями в столице в надежде, что тот поможет вернуть мне память.

      Потратив несколько дней на расспросы, я с горечью признал, что оказался в тупике. Если имя того таинственного незнакомца и было произнесено, то потерялось в хмельном угаре.
 

Edited by Norry
4 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites
3 часа назад, RunForest сказал:

что курят люди которые пишут такие рассказы?

отсыпь пожалуйста мне тож

нечто вроде этого, подставляй карман - я не жадная:

http://coub.com/view/8ibj7

Что-то не нашла опции напрямую вставлять видео и коубы(

Глава 1. Фоэта. Часть 2. Ночные приключения

     Боевой клич не стихал ни на миг, гремя то слева, то справа, заглушая стоны раненых и предсмертные хрипы отправляющихся в потоки эфира. Звенели мечи, свистели стрелы, легкое шипение, каким-то чудом различимое в этой какофонии звуков, сопровождало активацию убийственных заклятий. Вспышки магии слепили глаза. Куда ни кинь взгляд, крылатые фигуры, кружащиеся в пылу схватки, будто пары на балу у Бледной Леди. Захваченный азартом битвы, я с удовольствием наблюдал, как становится всё меньше и меньше черных перьев. И вдруг громадная тень накрыла поле сражения. Занимая половину неба, как воплощение безжалостного рока, появился зловещий боевой корабль балауров.

      - Нас предали!
      - Это Дерадикон!

      Фигуры вокруг меня начали исчезать пока на каменистой равнине, освещаемой багровыми сполохами, не осталась только одна. Здоровенный монстр, получеловек-полузмей, взмахнул гигантской косой.

      - Арисса! – обреченно вздохнул я, понимая, что этот поединок станет для меня последним.

Балаур усмехнулся и ринулся в атаку…

      Сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди. Снова тот же кошмарный сон про войну в Бездне, который преследует меня с удручающим постоянством, заставляя просыпаться в холодном поту от собственного крика. Недовольно морщась, я поднялся, потянулся за гребнем, привычным движением стянул волосы на затылке в высокий хвост и занялся обычными утренними хлопотами, которые отлично помогали привести чувства в порядок.

      Вот уже почти месяц прошел со дня моего вступления под знамена наемников Акариоса, а толку чуть меньше, чем ничего. В деревне все друг друга знают и, кажется, что найти нужного человека, даже по такой расплывчатой примете, как связь со столицей, будет легко. Эх, святая простота! Соответствующих примете оказалось двое и оба не те. Настоятель местного храма Астерос водил дружбу со столичными шишками, через которых и выхлопотал себе это теплое местечко. Но с обычными чиновниками. Впрочем, жрец не поленился их расспросить и, передавая мне ответ, что иных способов лечения амнезии, отличных от тех, которыми владеют все Целители душ пока не найдено, только развел руками. Потом, отдавая дань собственному сану, посоветовал молиться и уповать на милость богов.

      Вторым кандидатом на луч света, который озарит темное царство моей памяти, стал стражник Мелампус. У него в Элизиуме жил отец. Старик не терял надежду привить таки чаду любовь к знаниям и время от времени присылал тому книги. По большей части художественные. Из научной литературы оказалось всего несколько томов, да и те по оружейному делу. Очередное разочарование. Ну вот, только вспомнил, а он тут как тут.

      - Эрт, привет! Я знал, что застану тебя дома, - улыбка от уха до уха, а в руках небольшой пакет.

      Боги Атреи! Как же надоело быть мальчиком на побегушках! Это мне кара за заключенный тогда вечный мир с Фарору! Я ведь теперь не простой стражник, а адъютант для особых поручений. Звучит красиво, а на деле… Эх! Нечто среднее между интендантом и курьером. Провиант доставить, посылку отнести. Зла не хватает, Асфель побери!

      - Ты к лесникам на заимку не собираешься? – продолжал между тем Мелампус.

      Хм, хорошая идея. Подальше от начальства, тупых поручений, навязчивой в своей мелочной заботе о квартиранте старушки-домохозяйки и, самое главное, вечно злой от хронического недотраха Муранес. Ну не в моем она вкусе! И не во вкусе Калиона, хотя, как профессионала, он ее ценит. А хитрый Астерос при первых же намеках вообще заявил, что блюдет целибад. Ага, блюдет, как же! Одна красотка к нему из самой столицы мотается. Исповедоваться, не иначе! Впрочем, личная жизнь настоятеля меня нисколько не интересовала. С кем и чем бы он там не занимался, но Муранес жрец послал подальше хоть и мягко, однако непреклонно. Да еще с важным видом прочел ей проповедь, так сказать «на дорожку». Чтоб глупых иллюзий не строила и надежд не питала. Простые же солдаты, равно как и крестьяне, нашу леди не прельщали. Теперь эта мегера срывает на мне злость при каждом удобном случае, ибо я оказался единственным, кого можно третировать абсолютно безнаказанно. Ее вечные понукания и упреки уже в печенках сидят. Только и слышу:

      - Сколько можно Вас ждать? Быстрее! Чем Вы были заняты, что пришли так поздно?

      Если бы не мои поиски, давно бы уже сбежал из наемников. Однако служба, кроме жалованья, предоставляет еще достаточно времени и возможностей за казенный счет разъезжать по округе, чем я вовсю пользовался. Решено! Сменю обстановку, развеюсь, благо, дел скопилось столько, что при желании направиться куда душа пожелает у меня всегда найдется подходящий повод подвести отлучку под «служебное поручение».

      - Фоллиния просила доставить в лагерь Мельфоне медикаменты. Предлагала даже оплатить эфирную птицу, чтобы лететь напрямую, - задумчиво произнес я, глядя на стражника сквозь полуопущенные веки, - но если нужно, могу и пешком, это как раз через заимку будет.

      - Сделай одолжение, Эрт! – пакет перекочевал мне в руки. – Намос спрашивал, нет ли у меня книги о нимфах. Вот, недавно нашел. Он будет в восторге!

      На несколько мгновений я от удивления буквально выпал из реальности. Пьянчуга и забияка Мелампус, который дня не может прожить, чтобы не подраться с керубимами или не устроить дебош в трактире передает Намосу, грубому деревенщине, чуть ли не одичавшему на своей заимке леснику не подборку похабных картинок, а классическую «Легенду о нимфе»! Академическое издание, между прочем, без иллюстраций, зато на двух языках – древнем и современном. Ущипнул себя, чтобы проверить, не заснул ли ненароком, тихо выругался от боли и ласковым тоном, почти без сарказма, правда-правда! Поинтересовался

      - Он хоть читать-то умеет?
      - Не беспокойся, и читать, и писать! – вогнал меня в еще больший ступор стражник. Полюбовался произведенным эффектом, расхохотался и добавил, - у него там древень рядом поселился, вот и научил за зиму.

      Фух, а я-то уж подумал, что на солнышке перегрелся. Древни одни из перворожденных. Считается, что они даже старше нас, эльфов. Такому не то, что лесника грамоте, фессилота игре на арфе обучить труда не составит. Почесав чуть удлиненное кверху ухо, я попытался проникнуться гордостью за свою расу или, на худой конец, чувством превосходства над жалкими варварами - людишками, как-никак кроме меня эльфов здесь больше не было. Увы, кроме желания побыстрее смыться из Акариоса, пока Муранес утопала с обходом на плантацию Агера - топить девичью тоску в «Морковном соке Фарору», ничего не ощутил. Кстати, хитрый керубим сразу смекнул свою выгоду и оформил на коктейль патент, став монополистом по его производству и продаже, к вящей досаде Уно.

      Так что, не тратя зря времени я, распрощавшись с Мелампусом, забежал к Фоллинии, а потом в штаб наемников и стал на неопределенное время свободным и вполне довольным жизнью человеком, пардон, эльфом. Да ну их к Асфелю эти расовые различия. Элийцем в общем, а если кому нужно больше конкретики, то на данный момент фоэтцем, вот.

      До заимки осталось идти от силы около получаса, когда я наткнулся на роскошные заросли меллы. Среди темно-зеленой листвы призывно алели крупные сладкие плоды, и устоять перед таким искушением оказалось совершенно невозможно. Спелая мела просто таяла во рту и я, несколько увлекшись, залез в самую гущу кустарника. Каково же было мое удивление, когда обнаружил там, кроме фруктов еще и зацепившуюся за ветки тетрадь в плотном кожаном переплете. Интересные дела творятся нынче в Фоэте. Лесники увлекаются классической литературой, а на деревьях растут элегантные записные книжки. Движимый любопытством, я открыл находку. Ах, вот где обитают пикантные картинки! И нарисованы они не кем иным, как истосковавшимся по женщинам Намосом. Изображения грудастых баб были неизменно подписаны корявыми буквами разной величины: «нимфа». Фу, пошлота! Захлопнув дневник, я сунул его в куб, в очередной раз мысленно поблагодарив Бебрунга, обитающего в Акариосе шиго-ремесленника, расширившего мой бюджетный вариант пространственного кармана за сущие гроши и мелкую услугу.

      Лесник переданной Мелампусом книге обрадовался, как ребенок. А получив потерянную тетрадь, заметно смутился, густо покраснел и, глядя на меня исподлобья, поинтересовался

      - Читал?
      - Заглянул, - я не стал врать.

      Намос смутился еще больше и, неловко переведя разговор на другую тему, принялся накрывать на стол, одновременно что-то лопоча про мои несравненные таланты и намерение обратиться ко мне с очень важной для него просьбой, но только после обеда, так как серьезные разговоры на голодный желудок не ведут. Чтож, обед – дело хорошее, а к просьбам я, регулярно мотаясь между Акариосом и лагерем Мельфоне, уже привык. Но наглеть не позволю, а то некоторым дай волю, такие списки составят, что заказанного и на телеге не увезешь.

      Жаркое из водившихся здесь в изобилии короткошерстых кабанов оказалось выше всяких похвал, а сок, настоянный на крыльях мюты, присланный Уно, ничем не уступал коктейлю Фарору. Трактирщик заставил захватить с собой громадную бутыль с ним, содержащую, судя по ярлыку, «средство от бессонницы». Негодяй сочинил душещипательную историю про мучающий лесника недуг. Никому нельзя верить! Впрочем, «лекарство» пошло хорошо. День сменился вечером, когда мы как-то незаметно его приговорили, потом перешли на настойку кралов и я вдруг с удивлением понял, что уже глубокая ночь, тело вообще слушаться не желает, а чтобы держать глаза открытыми приходится прилагать поистине титанические усилия. Хотя зачем? Вот сейчас выпьем по последней и баиньки. Но чарка от протянутой к ней руки умудрилась увернуться. Волшебная что ли? Надо спросить у Намоса – его посуда, он должен знать! Эх, похоже, язык завязался бантиком. Я взглянул на хозяина дома, в надежде, что тот и так меня поймет. Лесник сидел, уставившись в одну точку, и на его бесхитростном лице явственно отражалась внутренняя борьба. Наконец он тяжело вздохнул, приняв непростое для себя решение, с видом человека, бросающегося с моста в бурную реку, поднялся, медленно обошел стол и плюхнулся на лавку рядом со мной. Придвинулся вплотную, сгрёб за плечи и, склонившись к уху, быстро зашептал, елозя по мочке мокрыми губами

      - Эрт, помоги мне! Я сгораю от страсти! Сил терпеть больше не осталось! Умоляю! Ты же не такой, как всё наше сиволапое мужичье! Не станешь смеяться или глумиться над моими чувствами!

      Асфель побери! Я дернулся в отчаянной попытке освободиться, но куда там! Словно в стальной капкан попал. Хмель как рукой сняло. Допрыгался? А ведь Кагас, храмовый наставник жрецов, дающий мне время от времени уроки магии, не зря предупреждал! Что он тогда сказал?

      - Эрт, будь осторожнее, когда по разным глухим местам носишься с поручениями. Ты даже если и смесок, выглядишь, как чистокровный эльф. Не зря об утонченной красоте вашей расы легенды ходят. Изящный до хрупкости, кожа на щеках гладкая, светлая, ни следа щетины, а ведь жгучий брюнет. Еще и волосы носишь гораздо длиннее, чем в наших краях у мужчин принято. Какой-нибудь озверевший от долгого воздержания лесник или стражник с дальнего поста вполне может решить, что раз уж бабы не предвидится, то и ты отлично подойдешь в качестве замены.

      Тогда я его слова всерьез не воспринял и вот теперь придется расплачиваться за легкомыслие. Намос на голову меня выше, гораздо шире в плечах и раза в два тяжелее. Силой вырваться из его медвежьей хватки не получится, как ни старайся. Единственный выход – магический удар на поражение. У меня будет лишь одна попытка, и остается только молиться, чтобы если с первого раза не убью, то хоть оглушить. Иначе даже страшно подумать, что он со мной сделает. Я сконцентрировался, но за миг до атаки в голову пришла мысль от которой меня будто ледяной водой окатили. Без веских доказательств домогательства я не смогу воспользоваться даже этим призрачным шансом на спасение. Отправить за пьяную шутку, а именно так выставят мои недоброжелатели любые, хоть самые откровенные слова Намоса, человека на кибелиск или, не приведи Ариэль, вообще в потоки эфира – это серьезное преступление. Что же делать? Ждать, пока он с меня штаны стягивать начнет? Я содрогнулся от омерзения. И тут до объятого паникой сознания начал доходить смысл жарких речей лесника.

      - Она настолько прекрасна, что никому с ней не сравниться! Я, дурак, сначала тоже не верил, Но ведь заводь умные люди не зря так назвали! Не зря! Здесь не слишком далеко, сейчас карту принесу, сам увидишь!

      Намос вскочил с лавки и бросился к заваленным разным хламом полкам, а меня буквально затрясло от пережитого. Причем даже не могу сказать от чего больше – от угрозы насилия или от осознания едва не совершенной фатальной ошибки. Цапнув со стола чарку с краловой настойкой, я выдул ее одним глотком, как воду, не ощущая вкуса. Налил вторую, потом еще. Наконец попустило. Руки перестали дрожать, а зубы выбивать дробь. Зато приходилось усилием воли сдерживать рвущийся наружу нервный смешок. Лесник бы не понял и обиделся.

      Нет, ну надо же было так себя накрутить, вообразив разные гадости! Вернусь в Акариос, выскажу Кагосу всё, что я об его идиотских предупреждениях думаю. Хорошее нужно в людях видеть, хорошее! Где там карта? Ага, и правда не далеко. Для бешеного тойгу семь верст не крюк! Хи-хи!

      Мы с лесником пожали друг другу руки, скрепляя договор и я вышел в ночь слегка покачиваясь и глупо улыбаясь. Отличный мужик Намос! Зря я его убить хотел. Отличный. Но ведь дурак редкостный, хи-хи! Увидел, как какая-то деваха нагишом купается в лесном озере и решил, что она нимфа. Втрескался по самые уши и теперь мечтает взять ее в жены. Я несколько истерически рассмеялся, направляясь к заветному озеру, носящему романтическое название «Заводь нимфы». Бедняга лесник чуть ли не на коленях меня умолял выкрасть у купальщицы ее «одежду из перьев». Хи-хи, из перьев! Не иначе! Зачем? Так по поверью, кто волшебную одежду добудет, за того она и замуж пойдет. Хи-хи-хи, главное теперь успеть тряпки Намосу передать раньше, чем «нимфа» на меня замуж полезет. Вернее, за меня. Знаем мы этих нимф, как фогус весом и комплекцией, еще задавит ненароком. Хи-хи. Пусть лесника давит, он здоровый, должен выдержать! Только ходит, как медведь сквозь валежник. Поэтому и страдает, что сам не может тихонечко к камню у воды подобраться и перья этой птички умыкнуть. А я эльф! Настоящий! Мне такое раз плюнуть. Мы, эльфы, вообще умеем так ходить, что ни одна травинка не шелохнется. Наверное. Во всяком случае, Намос был в этом уверен, а лишний раз разочаровывать лесника не хотелось. Почему лишний раз? Ой, не смешите меня, а то я сейчас и так лопну, хи-хи. Да его нимфа, готов поспорить на свое наемничье жалование, окажется при ближайшем рассмотрении обыкновенной крестьянкой из лагеря Мельфоне или с какого безымянного хутора, которых в округе не счесть. Я представил лицо лесника, когда сказка развеется и снова захихикал. Ну и забористая же настойка у кралов! Только коварная очень. Надо будет им отомстить за пережитый сегодня ужас. Вот закончу дела, проберусь на открытую шахту Кабара, где они обосновались, и взорву к Асфелю их котел с адским зельем!

      Через некоторое время, порядком успокоившись, я начал замечать какая нынче дивная ночь и мысли приняли совершенно другой оборот. Захотелось самому искупаться в том озерке. Мечтательно вздохнув, я представил, как призрачный свет луны, смешиваясь с прохладными струями, ласкает разгоряченное тело, а на воде играют разноцветные блики от защитного купола Атреи. Брызги небольшого водопада переливаются, будто драгоценности. То тут то там вспыхивают изумрудные звездочки спарки, кружащихся над ночными цветами. Одурманенные их сильным и нежным ароматом, они выписывают в воздухе безумные пируэты… Эх, было бы здорово, если бы сегодня «нимфа» осталась дома! Намос говорил, она не каждую ночь появляется.

      Увы, мои надежды не сбылись. Еще издали я заметил, что крошечное озеро занято. Ладно, как-нибудь в другой раз. Однако вспыхнувшая досада притупила внимание и помешала мне трезво оценить ситуацию. Купающаяся девушка ничем не походила на местных раскормленных крестьянок. Действительно хороша! Точеная фигурка, высокая грудь. Пожалуй, было бы не плохо разделить с ней и это озеро, и эту ночь. Но сначала дело. Ее одежда, как и говорил Намос, лежала на большом валуне у самой кромки воды. У меня получилось легко скользнуть в его густую тень и, протянув руку, в мгновение ока завладеть платьем. Прохладный глянец шелка ласкал пальцы. Что? От удивления я оступился, охнул чем и выдал себя.

      - Да как ты посмел?! – завопила красотка, запуская в меня молнией.

      Ой-ё-ёй! Почти попала! Не услышь я такое знакомое шипение активации, лежал бы уже под кибелиском. А теперь бежать вглубь леса, скача из стороны в сторону, как эльрок в брачный период. Фух, ушел. Нимфа, как же! Маг, причем весьма не слабый. Во всяком случае мне с моими жалкими успехами в паре –тройке заклятий до нее далеко. Асфель подери! А ведь я знаю, кто это!

      Небрежно сунув трофей в куб, я побрел в сторону заимки, прикидывая варианты, как поступить дальше. Впрочем, не надо себя обманывать, вариант тут только один. Намос ждал меня на дороге и едва завидев, бросился навстречу.

      - Ты добыл ее? – глаза лесника горели ничем не хуже, чем у асмодиан, когда те в ярости или в пылу боя.

      Я продемонстрировал прожженный на плече дублет и развел руками, выдав фразу практически не грешившую против истины:

      - Она меня заметила! Пришлось срочно удирать.

      Плечи мужчины поникли. Не проронив ни слова, даже не попрощавшись, он развернулся и побрел в дом, едва волоча ноги. Переживет! А я направился к статуе телепортации, установленной неподалеку. Что-то произошло с настройкой и прыгнуть можно было только с нее на нормально работающий портал, но не наоборот. Поэтому на заимку приходилось добираться по старинке. Зато отсюда с полным комфортом.

      В его окне горел свет. Пожалуй, это был единственный дом в Акариосе, где сейчас не спали. Я стукнул в стекло и направился к двери. Он открыл, кутаясь в длинный домашний халат.

      - Что-то случилось, Эрт?
      - Ты один? – едва слышно спросил я, не спеша переступать порог.
      - Уже да, - усмехнулся мужчина и посторонился, пропуская меня в дом. – Видел, как Сеирения прилетала? Не переживай, не помешаешь. Она ушла личным порталом с полчаса назад. Злая, словно фурия, будто это я виноват, что пока она купалась где-то в лесу, у нее стащили одежду. Теперь нескоро появится.

Астерос вздохнул.

      - Так что тебя ко мне привело посреди ночи?

Я прошел в комнату и молча выложил из куба платье на стол.

      - Ты? Это был ты?

      Полюбовался выражением его лица и рассказал всё, как было. Ну, почти всё. Зачем жрецу подробности моих идиотских переживаний, навеянные предупреждением Кагаса и к делу совершенно не относящиеся?

      Астерос долго хохотал, а, отсмеявшись, заметил

      - Я сам долго жил один, так что не вправе осуждать Намоса. Надо будет попросить, чтобы его с кем-нибудь познакомили. Нимфа, ха! Ей такое сравнение точно понравится.
 

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, RunForest сказал:

ненене

слишком много букв

отсыпь плиз

Дальше букв будет еще больше)) Так, что устраивайся, как в коубе, поудобней) Кальян, гусеница... Алисы только нет, "давай лучше, Вакула, покурим, вареников поедим..." (с)

Впрочем, первая глава таки на этом и заканчивается)

 

Глава 1. Фоэта. Часть 3. Перерождение

      Дня через три после той богатой событиями ночи, только я вышел от Кагоса после урока магии, размышляя куда лучше направиться: в трактир топить очередной приступ хандры в краловой настойке или в штаб наемников, перекинуться со стражниками в кости, как навстречу попался Астерос, спешащий по своим, надо думать, архиважным делам. Встретить жреца в храмовом дворике было обычным делом, я кивнул ему, здороваясь, он в ответ взмахнул рукой, благословляя, но вместо привычного «Да хранит тебя Юстиэль!» одними губами быстро прошептал

      - Сегодня после заката приходи к черному входу. Постарайся как можно незаметнее.

      И исчез раньше, чем я успел ответить. Ну и что это за шпионские игры? Впрочем, сразу решилась проблема дальнейшего времяпровождения. Явиться к жрецу пьяным? Это дурной тон. Значит, в штаб к страже.

      Как же медленно тянется время! Снедаемый любопытством, я с досадой взглянул на медленно клонящийся к горизонту солнечный диск. Так и захотелось поторопить его, прикрикнув в стиле Муранес:
      - Быстрее!
Асфель подери Астероса с его тайнами! Но вот багряный закат сменился лиловыми сумерками, плавно перешедшими в бархатную черноту ночи. Пора! Словно вор пробираясь по притихшему Акариосу, я чувствовал себя плохим актером в глупом спектакле. От кого тут скрываться? Крестьяне люди простые, ложатся спать едва стемнеет, чтобы встать еще до рассвета. Даже самые любопытные кумушки уже десятый сон видят. Но вопреки здравым рассуждениям, продолжал красться, избегая освещенных участков, буквально перетекая из тени в тень. Очень скоро, к своему немалому изумлению я понял, что не просто бесшумно скольжу по ночной деревне, а в прямом смысле танцую с тенями. Они льнули ко мне, кружились рядом в завораживающем ритме, потом отступали, сменяясь новыми, и всё повторялось сначала. Вот так дела! Не иначе Асфель решил надо мной подшутить. «Ага, - хихикнул внутренний голос, - именно. Делать больше верховному асмодианскому богу нечего, как тащиться сюда, в глухую провинцию на чужой стороне исключительно ради того, чтобы смутить рядового элийца-наемника волшебным приколом».

      Дом жреца встретил меня темными окнами без единого проблеска света и сонной тишиной, царившей в этот час над всей деревней. Черный вход был заперт. Хм, мне что, дневное приглашение почудилось? Мучаясь сомнениями, я только поднял руку, чтобы постучать, как за моей спиной раздалось вкрадчивое

      - Тсс, не шуми.

      Рывком развернувшись, я оказался нос к носу с хозяином дома. Прижав палец к губам в извечном жесте призыва к молчанию, Астерос ловко обошел меня, распахнул дверь и кивнул, приглашая войти. Скользнул сам следом, потом едва слышно щелкнул замок и мы оказались в кромешной тьме. Зажигать лампу настоятель не спешил. Вместо этого послышался еще один щелчок, странный скрежет и невидимая рука подхватила меня под локоть.

      - Осторожно, тут ступеньки, - предупредил он все так же шепотом прежде, чем потянуть куда-то по лестнице вниз.

      Похоже, ему темнота не помеха. Всё интереснее и интереснее. Я покорно следовал указаниям, решив принять правила этой диковинной игры и оставить все вопросы на потом.

      Наконец, спуск закончился. Еще один щелчок и под потолком засияли сразу несколько магических шаров. Я зажмурился, призывая на голову жрецу чуму и молнию. Резкий переход от тьмы к свету оказался для глаз слишком уж болезненным. Астерос хмыкнул и сказал, уже не приглушая голос

      - Садись куда душа пожелает – разговор предстоит долгий.
Когда я проморгался от выступивших слез, то увидел, что мы оказались в неком подобии кабинета. Почти все свободное пространство в центре занимал заваленный книгами массивный письменный стол, за которым с царственным видом и восседал мой собеседник. По-над стенами стояли шкафы со стеклянными дверцами набитые всевозможными баночками, бутылочками, коробочками. В интерьере имелись также высокий табурет и небольшое, на первый взгляд весьма уютное, кресло. Причем на обоих неаккуратными стопками громоздились лабораторные журналы вперемешку с толстыми тетрадями в черных кожаных переплетах. Миленько однако. Сгрузив всё из кресла прямо на пол, я занял освободившийся плацдарм и вопросительно взглянул на устроившего весь этот цирк жреца. Тот улыбался.

      - Весьма похвально. И шел ты к дому почти безупречно, и сейчас вместо сплошного потока расспросов лишь картинно изогнутая бровь. Признаюсь, удивлен, хотя и надеялся на нечто подобное. Для начала небольшое пояснение. Я собираюсь рассказать тебе нечто настолько секретное, что любые предосторожности для предотвращения утечки информации не кажутся чрезмерными. Скорее наоборот.

      - А стоит ли доверять мне подобные тайны? – осторожно спросил я, проникнувшись торжественностью момента.

      - Придется, - вздохнул Астерос и устало потер ладонями лицо, - дело в том, что мы с Сеиренией никаким образом не любовники.

      Меня буквально затрясло от хохота. О Асфель и тьма! Это же так важно! Прямо секрет государственного значения. По щекам уже текли слезы, а остановиться всё не удавалось. С этим смехом сбрасывалось нервное напряжение, преследующее меня последнее время и заодно шок от осознания способности танцевать с тенями. Жрец сначала просто наблюдал, хмурясь, потом встал, подошел, почти без замаха залепил сильнейшую затрещину. Затем еще одну. И еще.

      - Успокоился?

Я только кивнул, не в силах говорить.

      - Служба безопасности Элизиума. Слышал про такую?

Снова кивок. Да уж, совсем не смешно. Серьезная организация, там шутить не любят.

      - Неподалеку отсюда один именитый даэв проводит очень важные для всего Элиоса исследования. Работает он, разумеется, под прикрытием. Никому и в голову не придет, какая шишка живет с ними бок-о-бок. Как ты понимаешь, ученому постоянно требуются то одно, то другое. А Сеирения - сотрудник Центральной библиотеки с полным допуском ко всем архивам. Но такие личности всегда на виду. Если она вдруг зачастит в никому неизвестную провинциальную деревушку, то это привлечет абсолютно ненужное внимание. А вот визиты к возлюбленному, имеющему слишком низкий статус, чтобы претендовать на роль официального жениха – дело понятное, привычное и ни у кого интереса не вызывающее.

      Астерос вернулся в свое кресло, откинулся на спинку и закрыл глаза. Черты его привлекательного лица вдруг стали жестче, губы сжались в тонкую линию.

      - Всё было бы прекрасно, если бы не одно но. Она просто помешана на плотских удовольствиях. Сеирению не устраивало лишь изображать любовные отношения.

      - Так в чем вопрос? – я искренне удивился.

      - Целибад, - пояснил жрец и вздохнул. – Знаешь, давно заметил в людях прямо маниакальное желание сбить с пути истинного ближнего своего. Решишь бросить пить – мгновенно найдется масса приятелей, жаждущих тебя угостить. И тут та же история. Однако, если в глазах обывателей я только прикрываюсь им, как поводом, чтобы сохранить отношения, которыми дорожу – ревнивая столичная штучка конкуренции не потерпит, то в реальности всё намного печальней. И ситуация с Сеиренией у нас обострилась до крайности.

      - А разок-другой нарушить? Потом бы замолил грешок дел-то, а она бы получила, что хотела и отвязалась.
Настоятель хмыкнул.

      - Ты просто Сеирению не знаешь. Разок-другой ее бы не устроил, слишком уж любвеобильная дамочка. А если, приезжая якобы к любовнику, она тут же побежит искать себе воздыхателя, то наш маскарад полетит балауру под хвост.

      - Не по твоей же вине, - я так и не мог понять, чем грозит лично ему провал операции из-за «слабости на передок» библиотекарши. – Пусть вместе с Муранес ходит к Фарору тоску заливать.

Астерос грустно улыбнулся.

      - Вот и пришла очередь другой тайны, касающейся уже меня. Я здесь не только, да и не столько для того, чтобы обеспечивать Сеирении благовидный предлог посещать Акариос. Видишь ли, в данный момент перед тобой особо опасный государственный преступник, хотя, по иронии судьбы, одновременно и сотрудник Службы безопасности. Пропущу не относящиеся к делу подробности, выделив лишь главное. Однажды меня подставили люди, которым я доверял, как себе. Тот, кто всё организовал, подошел к делу с фантазией и размахом, не жалея средств. Как любят говорить шиго, «кинары так приятно звенят». В результате случайность, просто роковое стечение обстоятельств превратилось в смертный приговор за измену Элиосу. Но вот незадача, специалистов моего уровня в одной весьма специфической области просто нет. И в обозримом будущем не предвидится, слишком уж редкое сочетание талантов для этого требуется. Пришлось Службе безопасности, когда до них дошел масштаб проблемы, в спешном порядке вытаскивать своего проштрафившегося сотрудника буквально с эшафота, куда сами же, заметь, и отправили. Забавно вышло, не находишь? К слову, многие были против, мотивируя отсутствием на меня рычагов давления. Чего может бояться смертник? Ни-че-го! И они это осознают в полной мере. Но моя работа здесь может понадобиться в любой момент и им пришлось смириться, выторговав кое-какие уступки у остальных здравомыслящих. Сеирения таскает шефу книги и материалы, а еще надзирает за мной. И от ее отчета будет зависеть, куда я отправлюсь по окончании нашей миссии – или снова работать под наблюдением, или в потоки эфира.

      Настоятель рассеянно побарабанил пальцами по столешнице, приводя чувства в порядок.

      - В тот вечер мы окончательно разругались. Она, в принципе, не плохая, только импульсивная слишком. А тут ко всем проблемам еще и украденная одежда. Даже не щелчок по носу, а ведро помоев на голову гордости. Сеирения умчалась в Элизиум, кипя от гнева и поставив ультиматум – обеспечиваю выполнение ее прихотей, получаю свой шанс прожить подольше. Отказываюсь – могу заранее готовить венок на собственную могилку. Я долго размышлял и понял, что мне через себя не переступить даже под угрозой смерти. А когда смог смириться с этим выбором появился ты и одним махом решил все мои проблемы.

      - Каким же образом?

Астерос довольно потер руки.

      - Лесник, мечтающий о нимфе, получит нимфоманку и все останутся довольны! Кстати, самой Сеирении идея очень понравилась. Она натура увлекающаяся. А тут такая романтика. Ты мне считай жизнь спас!

      Не ожидавший такого поворота событий я уставился на жреца, как фесиллот на новые ворота. А тот вскочил с кресла, несколько раз нервно прошелся по кабинету и, остановившись напротив меня, внезапно спросил

      - Слышал, ты к древням обращался, чтобы помогли восстановить память. И как результат?

Я пожал плечами.
      - Никак. Дамину поколдовал, выжал с меня еще один сон про Бездну, только без сражений и заявил, что больше сделать ничего не может.

      - А настолько ли оно тебе надо? Как говорил один умный человек, познания умножают скорбь. Готов подписаться под каждым словом. Так стоит ли оно того? Ты нашел себе место под солнцем, чего еще желать? Живи, радуйся! Надирай задницы керубимам, а потом празднуй победу у Уно. Калион о тебе очень хорошо отзывался, карьеру сделаешь, к гадалке не ходи.

      Я медленно поднялся, сгреб настоятеля за грудки и хорошенько тряхнул. Горло перехватили спазмы от переполнявших меня чувств.

      - Да что ты мелешь, Асфель тебя побери! Чему радоваться? Скотскому существованию в теплом хлеву у кормушки? Ты представляешь каково это – просыпаться каждое утро в холодном поту от собственного крика? Не от страха, от ярости и боли! И напиваться до потери сознания, чтобы не сойти с ума от чувства собственного бессилия! Да я готов жизнь отдать за возможность напоследок вернуть себе память!

Астерос улыбнулся, только улыбка вышла кривоватой.

      - Я тоже почему-то так подумал. И решил в благодарность помочь тебе. Да отпусти, и так всю мантию измял.

Не веря собственным ушам, я разжал пальцы.

      - В общем, расписывал в красках Сеирении, как один страдающий амнезией эльф, полный профан в магии, ловко сумел уворачиваться от ее хваленых атак, пока она не прониклась ситуацией и не пересказала ее шефу. Тот сначала не поверил, а потом возжелал взглянуть на этого уникума.

      - Боги Атреи! – мне хотелось на радостях расцеловать жреца, единственное, что сдерживало – опасение быть неправильно понятым, - когда?

      - Завтра, - настоятель нахмурился, - главное было заинтересовать старика. Если кто в Элиосе и сможет тебе помочь, так только он. И обрадовался же, как последний идиот, узнав, что мой план сработал. А потом вспомнил про одну очень важную проблему и понял, насколько тебя подставил.

      - В чем проблема-то, Асфель тебя подери? – эйфория буквально захлестывала. Ни одно препятствие не помешает мне воспользоваться, возможно, единственным шансом обрести себя.

      - А как раз вот в этом! – Астерос многозначительно поднял указательный палец вверх.

Я проследил взглядом направление. Хм, побелку бы обновить, а так потолок, как потолок, ничего особенного.

      - Ты куда уставился?
      - Ну так сам же показал. А что я там должен был увидеть?

Жрец закатил глаза.

      - Не на потолке же, дурень! Вот скажи, почему ты, вроде как элиец, а через слово поминаешь асмодианского бога? И ладно бы Маркутана, как-никак он покровитель целителей, так нет, Асфеля!

Я честно задумался, а потом развел руками.

      - Понятия не имею, само выходит.
      - Плохо, что само! И глаза днем постоянно щуришь. Солнышко слишком яркое, да?
      - Есть такое.
      - Еще хуже. Послушай, Эрт, а тебе не приходила в голову мысль, что ты можешь оказаться асмодианским шпионом?
      - Что? – я чуть воздухом не подавился, а затем покрутил у него перед глазами пальцами, демонстрируя отсутствие когтей.
      - Что слышал, - огрызнулся Астерос, - их к нам пачками засылают. Наивно считаешь, что они так и бегают тут с гривами-хвостами и нетрадиционным маникюром?
      - Разве получится настолько изменить тело?
      - Сложно, но можно. Чем и мы, и они вовсю пользуемся.

Мне стало не по себе, но тут в голову пришел новый аргумент.

      - Во сне я радуюсь победе элийцев…
      - Ерунда! Я и не с такими случаями сталкивался. Поверь лучшему специалисту по выявлению измененных.

Вот, значит, в какой он области виртуоз.

      - Эрт, ты же не знаешь причин, приведших к потере памяти. Вполне возможно, что в плену сам усилием воли спутал сознание. Чтобы не проговориться под пытками. Бывали прецеденты, знаешь ли. Но тогда получится, я вместо благодарности посылаю тебя на верную смерть.

      - Что же делать? Трусливо сбежать, а потом рехнуться от мысли, что сам лишил себя шанса?

Настоятель вздохнул.

      - Поэтому я и просил прийти сюда тайно. Есть особый метод, дающий стопроцентно достоверный результат. Если ты элиец, смело пойдешь завтра к шефу, а если нет, то, поверь, лучше будет удрать.
      - Так чего мы ждем?

Астерос замялся.

      - Это довольно болезненная процедура.
      - Перетерплю как-нибудь.


      Очередной приступ дикой боли скрутил тело, заставив сжать челюсти на обмотанной тряпкой палке, которую мне в последний момент, смущенно улыбаясь настоятель сунул в зубы. Если так и дальше пойдет, то в следующий раз я ее просто перекушу! Из горла рвется полузадушенный хрип, а сознание балансирует на грани беспамятства, но никак не желает соскользнуть в спасительное небытие. Предвечная Тьма! Клубящаяся и такая желанная. Перед глазами пляшут тени, то сливаясь в одну, то снова рассыпаясь на тысячи пятнышек. Словно солнечные блики на воде, только угольно-черные. Завораживают, отвлекая от страданий. Меня бросает то в жар, то в холод. Предвечная Тьма! В этом странном мире ее служитель – мужчина с именем, которое постоянно просится на язык по поводу и без повода. Боль пытается затопить сознание мутным потоком, но там уже нет для нее места. Покровительница простерла длань над своим верным почитателем. Асфель и Предвечная Тьма! Вопль, рвущийся из глубины сердца, летит сквозь время и пространство, заставляя вибрировать столетия молчавшие струны. Тени пугливо прыснули в стороны, и на миг мне показалось, что в углу появилась закутанная в плащ знакомая фигура.

      Зубы впиваются в ткань и снова клокочет в горле рычание. Тени вернулись и танцуют, впитывая в себя капельки боли. Сознание вдруг угасло, как свеча на ветру.

Где-то далеко, высоко, на местном Олимпе

      - Вот так новость. Джикел, представляешь, смертному удалось отправить Истинный зов.
      - Забавно. Ты откликнешься?
      - Вряд ли. Тем более, что это элиец.
      - Проклинает?
      - Нет, как ни странно. Пошлю ему вестника, всё же не каждый день такое случается.

Там же, спустя некоторое время

      - Какой необычный экземпляр! И тени его приняли, а ведь парень в самом начале Пути. Будет интересно взглянуть, что из него потом получится.

Фоэта

      Сознание возвращалось медленно, с трудом. Но вот на пылающий лоб легла чья-то узкая прохладная рука, а в губы ткнулся край чашки.
      - Пей!

Жидкость горьковатая, с резким сильным запахом. Но мозги прочистила отменно.

      - Асфель побери, у меня такое чувство, что меня вывернули наизнанку!
      - А я предупреждал – будет больно. Зато могу тебя обрадовать – ты чистокровный элиец.
      - Отличная новость. Так куда мне идти?
      - Лежи пока, успеешь. Френос рано не встает.
      - Ты издеваешься? Этот выживший из ума отшельник, не слезающий с галлюциногенных грибов, и есть твой великий даэв?
      - Он самый. Как пойдешь к нему, заверни в Волчье Логово. На сегодня пароль свой-чужой клык их вожака Ска. Иначе кроме кривляний и сетований о сожранном ручном фогусе ничего не услышишь. Ну, как, встать сможешь?

Лаборатория покачивается перед глазами, но ничего, бывало и хуже.

      Френос встретил меня оценивающим взглядом, а библиотекарша из-за его спины беззастенчиво строила глазки. Старик немного пошаманил, нахально подсмотрел доведенный до конца сон, начало которого нащупал Дамину и торжественно объявил меня даэвом, мимоходом шепнув, что в прошлом я, оказывается, был легатом. Слабо верится, никаких знаков отличия я не заметил, зато в подробностях увидел, как Арисса выиграл тот поединок. Чтож, как там у них в рекламе? «Вечная молодость и сияние крыльев»! Я дал себе слово довести начатое до конца и вернуть память. А у члена привилегированной касты и возможностей для этого побольше, чем у простого наемника из задницы мира. На традиционный вопрос, к чему больше лежит душа, ответил раньше, чем успел понять про что речь. Слово «Целитель» само слетело с губ. Значит, так тому и быть, я особо не привередничал.

      Тепло распрощавшись с Калионом, Астеросом и немногими друзьями, перед отправкой в столицу заскочил таки на шахту к кралам – подорвать их заветный котел. Старик, каким-то образом прознав о диверсии, долго смеялся, потом составил отчет на гербовой бумаге, свидетельствующий, что под его чутким руководством молодой даэв совершил первый подвиг, прекратив подпольную добычу одиума. Заодно разрушил пространственные врата, голыми руками передушил толпы врагов и вообще, хоть сейчас к ордену. Подмигнул, вручая сей образчик волшебной сказки, имеющий вид официального документа и, ничуть не смущаясь, посоветовал всем жаловаться, что дескать заслуги явно преуменьшены.

      - И мне, как твоему куратору кое-что перепадет, и тебе премия капнет. Орден вряд ли дадут, но ведь в столице денежки куда как нужнее.

      А потом, расщедрившись, даже личный портал открыл, чтоб мне до стационарного не тащиться. Сеирения увязалась следом, обещав показать город.


      Короткая пафосная церемония закончилась торжественным вручением наградного оружия под аккомпанемент восхищенных шепотков: «Сам Френос лично отметил таланты этого даэва. Да, да, тот самый»! На душе было мерзко, особенно после ознакомления с божественной историей великой жертвы Сиэль и Израфеля. Так хотелось вместо того, чтобы корчить восторженную мордашку, плюнуть на пол, воскликнув

      - Асфель, ну почему ты не удержал этих идиотов!

Увы, нельзя. Прослушав обязательный «Курс молодого даэва», побегал по канцеляриям, отмечаясь в местных рассадниках бюрократии и, наконец, получив на руки предписание явиться на новое место службы, облегченно вздохнул:
      - Свободен!


      Сеирения оказалась превосходным гидом. Показав, где можно купить затемненные очки и немного расширить куб, не стала настаивать на осмотре всех достопримечательностей, а пригласила домой полюбоваться «шикарным старинным зеркалом в спальне». Этот, вне всякого сомнения, самый замечательный во всем Элизиуме предмет настолько захватил наше внимание, что мы рассматривали его до утра в разных позах. Прощальный поцелуй, обещание заходить, когда окажусь в столице и вот уже мастер порталов, выслушав короткое «Бертрон», привычно произносит

  - Готово. Отправляемся!

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Фух, я устал листать до конца. Ну хорошо написано, молодец. Как нибудь прочитаю, наверно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
6 часов назад, NotMe сказал:

Фух, я устал листать до конца. Ну хорошо написано, молодец. Как нибудь прочитаю, наверно.

эх, печаль(( но если дробить на меньшие кусочки, то выйдет обрыв текста прямо посреди сюжета... ладно, длинно так длинно, проще плюнуть и забыть, чем строчить простыни, которые никто не читает =))

Share this post


Link to post
Share on other sites

нене, творчество из гут, давай еще. ценитель всегда найдется.

Edited by NotMe

Share this post


Link to post
Share on other sites
12 часа назад, NotMe сказал:

нене, творчество из гут, давай еще. ценитель всегда найдется.

ок, еще одна попытка)  "В поисках ценителя")))

Глава 2. Бертрон

Aion0008.jpg

      Бертрон мне не понравился от слова вообще. Грязный маленький городишка прокаленный солнцем так, будто находился среди пустыни. Глинобитные хижины и дома, сложенные из песчаника. Ни единого деревца или кустика внутри городских стен. Воздух пропитался смрадом тины от протекающей рядом мелкой речушки с заболоченными, покрытыми густыми зарослями осоки и камышей берегами. Скрипящая на зубах пыль. А в довершении ко всему еще и идиот начальник. Стоило становиться даэвом, чтобы приобщиться к подобному великолепию!

      Я скривился, вспоминая свой первый день на службе. Резиденция местного легата оказалась третьим по величине зданием в этом забытом богами месте, уступая первенство громадному, но какому-то исключительно безвкусно возведенному храму и монументальному строению, принадлежавшему местной торговой гильдии пронырливых шиго. Вход в нее был со стороны центральной площади, посреди которой красовалась городская гордость – действующий фонтан.

      Пройдя короткий, на удивление прохладный коридор, я попал в большую залу с самым настоящим троном. От порога к нему вела уже порядком вытертая некогда красная ковровая дорожка. А за спинкой на стене на фоне затейливого штандарта скрещивались два меча размерами в полтора человеческих роста. Бутафорские клинки смотрелись нелепо рядом со сдвинутыми в бок старинными канцелярскими конторками и доской объявлений, пестревшей кучей бумажек разной степени свежести. У подножья трона прямо на полу сидел средних лет мужчина, облаченный лишь в шелковое нижнее белье, что при местном климате было вполне практично. Но увидев подобный экземпляр в государственном учреждении, я на мгновение выпал из реальности. Между тем тот ласково мне улыбнулся и предложил не стесняться.

      - Жарко, даэв. А мы тут все свои, по-простому, знаете ли, привыкли.

Бегло просмотрев мои бумаги, он кивнул своим мыслям и, обведя широким жестом половину залы, распорядился.

      - Присаживайся!

Ни стульев, ни чего-либо подходящего в помещении не было. Только трон и ковер. Я вернул ему улыбку и, поддернув брюки, опустился рядом.

      - Нет-нет! Туда!

      Да как скажешь! Отказываться не стал, понимая, насколько глупо будут смотреться попытки уклониться от приглашения. Сидеть было неудобно. Пружины от старого продавленного кресла, переделанного в местный символ величия, неприятно впивались в зад, а легат расположился настолько близко, что места для ног практически не осталось. Но я кое-как устроился, умудрившись при этом не наступить на высокое начальство и отчаянно жалея, что явился на прием в штатском платье. В кольчуге, несомненно, было бы гораздо комфортнее на этом пыточном сооружении.

      На несколько долгих минут воцарилось молчание, а затем Ваталлос поинтересовался

      - Как ощущения?
      - Жарко, - не признаваться же, что всерьез обеспокоен целостностью брюк от парадного костюма.

Вставать надо будет с осторожностью – зацепиться за торчащую пружину и порвать штаны на столь деликатном месте совершенно не хотелось.

      - Возбуждает? – поймав мой недоуменный взгляд, он пояснил. – Ты же безродный наемник, а тут оказался на троне и правитель области у ног. Только не лги! Не поверю, что тебя сейчас не охватило желание…
      - Предпочитаю женщин! – резко перебил его, с тоской подумав о грядущих проблемах в общении с начальством.

Если он из этих, нетрадиционных, то впереди меня ждут сплошные неприятности и лучше сразу расставить точки над всеми буквами алфавита.
Легат в ответ только расхохотался.

      - Ой, дурак! Ты хоть дослушай. До чего же озабоченная молодежь пошла, мысли только в одном направлении. Я говорил о желании обрести такое не понарошку, как сейчас, а на самом деле. Власть, мой мальчик, для нас, бессмертных даэвов, куда притягательней секса. Ты пока рассуждаешь, как обычный человек, но пройдет сотня лет, другая, третья… Ладно, вернемся к этому разговору позже, а пока держи!

Он бросил мне на колени внушительных размеров свиток, пояснив

      - Список первоочередных заданий, которые тебе необходимо выполнить. Будешь регулярно отчитываться, как продвигается работа. И еще, здесь принято помогать местным жителям в их маленьких просьбах. Так, что не отказывайся, если к тебе обратятся. Да, внесем некоторое разнообразие в напрочь скучный официоз. Докладывать станешь именно в такой обстановке, как сейчас. Ты на троне, я уж по простому, , - Ваталлос захихикал, - а через полгодика посмотрим, что ты на самом деле начнешь предпочитать: женщин или все-таки власть. Свободен!

      Я поднялся, вежливо поклонился и направился к выходу, прилагая невероятные усилия, чтобы просто держать себя в руках. Отчаянно хотелось выплеснуть накопившееся раздражение, но здравый смысл рекомендовал не злить начальство. Мне тут еще кто знает сколько жить, а у легата есть все возможности превратить существование строптивого подчиненного в кромешный ад.

      Поздравив себя с проявленными чудесами выдержки, я шагнул на залитую солнцем площадь и, взвесив в руках полученный свиток, решил отложить ознакомление с ним на потом, пока же заняться поисками приличной квартиры – служебная комната оказалась хуже, чем сарай, в котором почтенный Уно содержал муто. Но не успел я отойти от резиденции легата, как на меня налетела здоровенная бабища в форме патруля. Прижав к стене, уперла в грудь свой бронелифчик и, наклонившись к самому уху, игриво спросила

      - Даэв, как вы относитесь к детям?

Асфель подери! Эта консервная банка так заигрывает, что ли?

      - У меня их двое, - продолжала дамочка, растянув губы в гримасе, надо полагать, изображающей улыбку.

      Я попытался освободиться, но ничего не получилось. Женщина была выше меня на полголовы и раза в два толще. Плюс тяжелая броня хорошо добавляла веса навалившемуся на меня телу. Эх, точно синяки на коже останутся. Двое так двое, а от меня ей чего надо? Третьего? Исключено, мне столько не выпить. Глядя в ее грубое обветренное лицо с набрякшими под глазами темными мешками и мясистым пористым носом, я размышлял о неприхотливости местных кавалеров, раз уж парочку наследников подобной красотке струганули.

      - Племянники, - вздохнула женщина, разом поднимая мое упавшее ниже уровня земли мнение о бертронских мужчинах.

      Солнце палило немилосердно, заставляя даже защищенные затемненными очками глаза слезиться от слишком яркого света. К горлу подступала тошнота от витающих в воздухе запахов пыли, тины, навоза и разящей от собеседницы смеси пота, нагретого доспеха и оружейной смазки. А дамочка рассказывала то о каком-то пари, заключенном ей исключительно по пьяни и которое я почему-то должен был помочь ей выиграть, то о том, что забыла предупредить приглядывающих за детьми соседей о своем сегодняшнем дежурстве. Разумеется, сбегать в соседнюю деревню и предупредить добровольных нянек тоже предстояло мне. А что? Для бешеного тойгу семь верст не крюк, так почему бы даэву, так вовремя попашемуся на пути защитницы крепости не бросить все свои дела и не прогуляться, поработав курьером. Услышав последнее слово, к нам бодренько подскочил насадно кашляющий старичок, деловито осведомившись

      - В Тольбас?

      Бабища утвердительно кивнула и мне тут же в карман сунули письмо, сопроводив подробными инструкциями кому именно его вручить. А то дедуля, видите ли, почте не доверяет. Я уже готов был взорваться и устроить грандиозный скандал, но успел только по привычке помянуть Асфеля, как рядом оказался довольно улыбающийся Ваталлос.

      - Смотрю, ты отнесся к моим словам с должным пониманием и взялся помочь простым людям, - елейным голосом почти пропел он, ласково трепля меня по плечу, - отличное начало, чувствую, мы сработаемся!

      Похоже, это был тщательно спланированный спектакль. Рассыпаясь в благодарностях, женщина и старик, как по команде, исчезли, а на их месте появился еще один патрульный, представившийся Спиросом. С очередной просьбой, конечно. Добыть сущую мелочь – древнего окаменелого рапаноида. Где? Так если бы знали, сами давно бы справились. В общем, очередное «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что».

      Дни пролетали за днями, гора поручений не становилась меньше и я начал искренне тосковать по своей беззаботной жизни в Акариосе, а также по тенистым лесам и чистым озерам Фоэты, которых в этом краю мне так не хватало. Обретение крыльев сыграло со мной злую шутку. Только лишние хлопоты на шею. И как назло, ни малейшего продвижения в деле, ради которого я и пошел на подобные жертвы. Прошлое так и оставалось для меня тайной за семью печатями. Зато местных секретов раскрыл – на три жизни хватит. Тут и подпольное изготовление краловой настойки чуть ли не промышленными нормами, организованное в соседствующей с Тольбасом деревне дукаки. И незаконная добыча одиума, и контрабанда через стационарные пространственные врата, отправляющие стратегический минерал то ли к балаурам, то ли в Асмодею. А еще Харамель. Громадный комплекс, включающий в себя плантации аделлы, небольшую фабрику по производству самого популярного в мире наркотика и обработке да-да, того самого вожделенного зеленого камня, обладать которым стремились все даэвы вне зависимости от цвета крыльев. Пикантный нюанс – заправлял в Харамеле некто Хамэрун, когтисто-гривастый вампир, чье пребывание на земле Бертрона вообще можно было считать нонсенсом. Хотя там, где начинали звенеть кинары, сразу заканчивалась любая расовая неприязнь и наши воротилы набивали карманы, ничуть не гнушаясь вести дела с официальными врагами.

      Пользы от обладания подобной информацией, увы, не было абсолютно никакой. Бежать с разоблачениями в столицу? Не смешите! Так развернуться можно лишь при прямой поддержке сверху. От вербовки влиться в стройные ряды местной мафии я смог пока уклониться, продолжая играть роль мальчика на побегушках при Ваталлосе, прекрасно понимая, что время на исходе и не сегодня-завтра меня заставят сделать окончательный выбор.

      Единственно непонятным оказалось наличие в Бертроне третьей силы, о которой в провинциальной Фоэте я и слыхом не слышал. Повстанцы Ривара. Странные агрессивные типы с какими-то своими целями, враждебно относящиеся ко всем не состоявшим в их организации. Кто такой Ривар и чего хотят его последователи мне так никто толком объяснить и не сумел. Впрочем, куда-куда, а к этой банде фанатиков присоединяться желания никакого не было.

      Задумавшись, я не заметил, как словно из-под земли рядом появился шиго-курьер и протянул мне пакет, покрытый внушительными печатями. Ого, официальный вызов в столицу к Верховному Жрецу Юклиасу. Интересно-интересно, что понадобилось главе Храма от простого даэва из провинции. Сердце кольнуло нехорошее предчувствие, но я уже шагнул к площадке перемещения.

За день до этого

      - Что будем делать? – Ваталлос хмуро взглянул на офицера безопасности. – Я присмотрелся к нему и моё мнение: тип слишком мутный. Да еще эта его потеря памяти. Он нам не нужен. Как говорится, нет тела – нет проблемы. Вот и займись.
      - Каким образом, шеф? Он даэв, а у нас тут не Бездна, где мест, не покрываемых кибелисками хоть пруд пруди.
      - Бездна, говоришь? Хорошая идея, пожалуй, я смогу устроить ему экскурсию на один милый остров.
      - А если, не приведи Айон, вернется, то получит приглашение на проверку лояльности. Слишком уж часто для добропорядочного элийца наш юный друг поминает Асфеля! Из подвалов Службы выявления измененных мало кто выходит живым, особенно если намекнуть кому следует об ожидаемом результате. Но лучше бы обойтись без них.
      - Сделаем! Сейчас свяжусь кое с кем и обрадую человечка. Давно он меня просит устроить приватную встречу с нашим новобранцем.

3 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites
8 часов назад, RunForest сказал:

много слов.это ты сам пишешь?

Сама конечно) А насчет много слов... Дамы и господа, там в рассказе 11 глав, полновесных, не на три абзаца. Если вы больше привыкли к комиксам, где на пять картинок два слова, подумайте, надо ли оно, так себя мучить? В принципе, чем дело закончится давно известно - это главная линия квестов. Посмотрев главы, я поняла, что сокращать или раздирать их на кусочки нет смысла. Надеюсь, здесь таки найдутся люди, для которых читать трудности не составляет =))

Глава 3. Привет из прошлого

Aion0005.jpg


      Странный вызов вылился в еще более странные события. Жрец, едва узнав по какому я делу, оттащил меня вглубь Храма, толкнул в тесную пыльную полутемную нишу, тщательно замаскированную фальшивой панелью, и только там едва слышно прошептал

      - Срочно, слышишь, срочно ступай в воздушный порт в таверну «Храм Бахуса». Найдешь там хозяйку, Лудину. У нее для тебя важные новости. Ничего сейчас не спрашивай – все подробности на месте. Запомнил? А теперь ни звука, выйдешь через черный ход. Да, кстати, никто не видел, как ты получил послание? Отлично, давай его сюда. И не мешкай, одна нога здесь – другая там!

      Что за дела здесь творятся? Шпионские игры, право слово! Хотя, если рассуждать логически, жрецу открыто посылать прихожанина к шлюхе в кабак – это нечто. Хм, а что вообще может связывать прелата и путану? Похоже, Юклиас еще тот шалунишка! Надо сходить, с такими предосторожностями явно не на выпивку или оргию приглашают.

      Лудина, как и ожидалось, оказалась вульгарной особой с ломотными манерами. Хозяйка таверны с ходу попыталась перенести разговор «в номера», а когда не вышло начала набивать себе цену, рассказывая о невмешательстве в дела клиентов и прочей абсолютно не интересной мне ерунде. Только, когда я плюнул на совет жреца и уже повернулся, намереваясь покинуть заведение, она трагическим тоном сообщила о таинственном незнакомце, разыскивающем «потерявшего память даэва». Причем начала уверять, что речь шла именно обо мне. Откуда такая уверенность, позвольте спросить? Впрочем, что я теряю? Если разыскивали другого, просто снова вернусь в Бертрон к ежедневной рутине. А вдруг и правда удастся что-нибудь узнать о своем прошлом. Решено, где тот незнакомец? Не в Элизиуме? Забавно, меня послали в Храм Эльдес к Морайе. Знаю такую, приходилось общаться по службе. Тем более стоит нанести ей визит – успею всё сделать за выходной, и не придется просить у Ваталлоса отпуск. Обращаться к начальству совершенно не хотелось, а любопытство уже не позволило бы просто так бросить это дело.

      У Морайи я узнал, что Икароникс, так звали моего незнакомца, в данный момент не где-нибудь, а в Бездне на острове Тьмы. Стражница-центурион поохала, предупредила, что место довольно опасное и тут же вызвалась открыть направленный портал прямо к нему. Я разозлился. Если этому Икарониксу есть, что сказать, то найти меня в Бертроне труда не составит, тем более через общую знакомую. А тупые игры в догонялки просто бесят. Шпиономания оказалась слишком нарочистой, от нее за версту несло любительским спектаклем, участвовать в котором совершенно не было желания. Морайя выслушала мои доводы и, с елейной улыбочкой, швырнула мне под ноги активированный камень портала.

      Асфель и предвечная тьма! Едва прошло головокружение от резкого переноса, как на меня обрушился целый водопад невнятных восклицаний. Рядом метался смазливый тип, отчаянно жестикулируя, и то порывался броситься мне в объятья, то шарахался назад, словно боясь, что я его укушу. Резкий излом бровей, прямой нос, волевой подбородок, длинные черные волосы свободно ниспадающие на широкие плечи, отличная фигура – женщины от таких без ума. Понятно теперь, почему и Лудина, и Морайя из кожи вон выпрыгивали, стараясь ему угодить. Не ясна только причина назначения встречи в таком экзотическом месте. Надо отдать парню должное, заманил сюда он меня профессионально. Ну, хватит скакать, будто эльрок в брачный период, скажи что-нибудь вразумительное!

      Словно услышав мои мысли, он приостановился и тут же патетически воскликнул
      - Эрт! Так ты действительно жив?

      Нет, Асфель подери, вернулся из потоков эфира или слоняюсь нежитью. Хм, а ведь ждал здесь парнишка и впрямь меня, раз по имени называет. Ладно, послушаем, что дальше скажет.

      - Едва услышав радостную весть, я начал разыскивать тебя и вот…

Угу, нашел. И притащил зачем-то в задницу мира. Моё молчание несколько охладило его пыл.

      -Ты узнаешь меня? Я Икароникс, твой солдат, - парень выжидающе уставился на меня и спустя некоторое время, добавил, - кажется, ты меня не помнишь.

Хм, мне показалось или в последней фразе прозвучало явное облегчение? Впрочем, красавчик не дал мне времени задуматься над этим любопытным фактом, весело заявив

      - Ну, раз ты потерял память, тут ничего не поделаешь. Я расскажу, кем ты был и что случилось прежде, чем это произошло…

Ну-ка, ну-ка, сделай милость.

      - Эрт! Мы вместе служили в легионе Миража, покровительницей которого была сама богиня Ариэль! Особый легион для ее тайных поручений, поэтому о нас мало кто знал.

Асфель и тьма! Вот это поворот, если парнишка не врет, конечно.

      - Ты был легатом, а я одним из твоих элитных воинов…

Френос вроде бы тоже говорил про легата. Похоже, несмотря на жуликоватое выражение лица, Икароникс не лгал. Элитка, надо же. А как скромно начал, «всего лишь солдат».

      - Нашим последним заданием был поиск артефакта памяти в Карамматисе. Ты ушел и больше не вернулся. Никто не вернулся. Я так горевал о тебе!

      С чего бы вдруг? Горевал он, видите ли, обо мне единственном. Меня затрясло от ярости, когда снова перед глазами встал тот сон-воспоминание. В ушах стояли крики
      - Нас предали! Дерадикон!
А ты где в это время ошивался, дорогуша? Что он там лопочет?

      - Я хотел обо всем сообщить Ариэль и спросить, как же быть дальше. Но мне, простому легионеру, не пристало обращаться напрямую к богине.

      Да-да, конечно, простой легионер не посмел обратиться к начальству, оставшись один. Или не один? Хотя вряд ли богиня оказалась вдруг не в курсе случившегося с ее «особым легионом». Любимые игрушки богов всегда плохо кончают. Асфель подери! А почему это у тебя глазки бегают, взгляд отводишь? Руки зачесались вырубить парня, найти местечко поудобнее и снова расспросить, вдумчиво так, потчуя довольно редкими очень вкусными микстурками. От которых пациент говорит правду, только правду и ничего кроме правды. Я уже приготовил оглушающее заклинание, как Икароникс наклонился поближе и почему-то шепотом, вроде здесь нас мог кто-нибудь подслушать, сказал

      - Перед самым своим уходом ты дал мне особое задание, легат. Выяснить, кто нас предал.

Меня будто молнией шарахнуло.

      - Каждый раз, когда мы отправлялись на задание, нас там уже поджидали враги. Знающие о цели вылазки и успевшие отлично подготовиться к встрече. В последнее время один провал шел за другим. На лицо была явная утечка информации. Думаю, предатель действовал и в Карамматисе.

Правильно думаешь. Мне вдруг стало стыдно за недавнее желание. Человек с риском для жизни расследовал такое деликатное дело, а я его микстурками собрался.

      - Ничего не стану говорить без доказательств. Там, на верху, пещера – все документы в сундуке. Просто без них ты мне не поверишь, - Икароникс грустно усмехнулся, - лети напрямую, а я пойду другой дорогой – хочу убедиться, что нет слежки. Слишком уж многое поставлено на карту. Встретимся на месте, Эрт!

      Хорошо. Крылья легко подняли меня вверх. Пещера, говоришь? Вижу. Извилистый ход закончился сухим прохладным гротом, посреди которого возвышался небольшой окованный железом сундучок с затейливым запором. Асфель подери! А ключ? Я приземлился рядом и присел, чтобы осмотреть замок. Вдруг сзади мелькнула смазанная тень. Рывком обернувшись, я едва успел заметить громадные когти-кинжалы, направленные мне в спину и серебристый росчерк меча, ранившего и обратившего в бегство тварь. Кто здесь? Икароникс?

      Рядом со мной возник светящийся силуэт. Призрак!
      - О боги! Эрт! Ты жив? Это просто замечательно! Если так, то наш легион сможет вернуть себе доброе имя.

      Да жив я, жив. Еще один горюющий почитатель? Хотя если бы не он, вряд ли мне удалось бы отбить недавнюю атаку. А что там с добрым именем? Дела шли настолько плохо, что нам перестали доверять? И все равно отправили за артефактом… Или на бойню, пришло вдруг понимание. Одним ударом зачистить знающих слишком много тайн, но попавших в немилость легионеров руками балауров – красивое решение проблемы и практически беспроигрышный вариант.

      - Асфель и предвечная тьма! Ну почему я ничего не помню! Прости, даже твоего имени, чтобы как следует поблагодарить за спасение.

Призрак грустно улыбнулся.

      - Как всегда поминаешь его по поводу и без повода! Легат, как же я рад тебя видеть. Стой! Не помнишь? Как же ты оказался тут?

Пришлось кратко пересказать свою историю.

      - Икароникс! – призрак произнес это имя, как ругательство, - Он снова заманил тебя в ловушку.

      Экус, так звали собеседника, поведал мне весьма печальную историю. Поручение выявить предателя я когда-то давал именно ему. И он его выполнил, но при этом пал от руки разоблаченного врага, которым оказался наш милейший Икароникс. Однако самым неприятным было другое. Пещера оказалась ловушкой. Мне не победить стерегущую выход тварь, а Экус не может выйти за пределы грота. В сердцах я пнул злополучный сундучок. Крышка отскочила, ящик оказался пуст. Лучшее доказательство, не правда ли? Жаль, уже не имеющее смысла.

      - Эрт, - Экус тронул меня за рукав, - если ты доверишься мне, я смогу помочь. Мой кристаллический дух надо вживить тебе в тело. Как стигму. Не помнишь, что это? Не беда, потом в столице расскажут. Ты получишь особое умение, действующее, к сожалению, только здесь, в пещере. Мастера стигм из Элизиума делают их постоянными, но я не мастер. Вообще, затея очень рискованная, но другого пути я не вижу. Ты должен любой ценой выбраться отсюда. Верни себе память и отомсти предателю. За всех нас, потерявших жизнь, но не вошедших в потоки эфира.

      - Почему вы не обрели покой?
      - Проклятье богини. Ребята никак не могут преодолеть последний барьер, а я застрял тут. Надеюсь, что отдав тебе дух, смогу хотя бы полностью исчезнуть. Слишком уж тяжела такая не-жизнь, прости.
      - Хорошо, я согласен.
      - Придется оглушить тебя – иначе не выдержишь операцию, - смущенно сказал призрак, - но должен предупредить, потеряв сознание, ты увидишь нас всех. Зрелище довольно жуткое. Парни помогли мне не лишиться рассудка за эти долгие годы. Хотя сами полностью утратили человеческий облик. Помолись за нас, вдруг Ариэль сменит гнев на милость.
      - Действуй!

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

      Пещеру заволокло туманом, в котором завозились гротескные тени. Резкая боль пронзила тело и тут же ушла, смытая приступом эйфории. Прямо перед собой я увидел сияющую реку, такую манящую, зовущую обещанием покоя, что не удержался и ринулся к ней. Из тумана вырвались колючие жгуты, вцепившиеся в меня словно стая голодных каллифов в бракса. Душа разрывалась от отчаянья и бессилия. Я брыкался, пытаясь освободиться, что-то кричал. Тщетно. Наконец до затуманенного сознания начали доходить странные слова, звучащие, казалось одновременно отовсюду и ниоткуда.

      - Эрт! Легат! Борись, тебе еще рано в потоки эфира! Да возьми же себя в руки, наконец!

Я перестал сопротивляться, обвиснув на путах, и только тогда жгуты исчезли. Не удержав равновесие, рухнул на колени. Губы едва шевельнулись, и собственный голос показался мне хриплым карканьем.

      - Спасибо.
      - Не за что, командир! Мы слышали всё, что ты говорил Экусу и рады видеть тебя живым. Пусть потерявшим память, это не страшно, это поправимо. Главное, что не скитающимся в мире бесплотных теней и голодных духов.

      Я посмотрел на сияющую реку. Меня по-прежнему тянуло к ней, невозможность слиться с переливающимся всеми оттенками ультрамарина эфиром причиняла невыносимые страдания. А каково же им, моим бывшим товарищам? Неужели никак нельзя снять это проклятие? Кажется, мысли здесь равносильны произнесенному вслух. Потому, что мне ответили.

      - Помолись за нас, легат!
      - Асфель побери! Думаете, эта жестокая стерва соизволит услышать мои молитвы? За что она вообще так с вами?

Легкий смех всколыхнул туман.

      - Ты всегда был любимчиком богини. Наверное, поэтому и остался жив. Услышит. А нас… Мы ведь всегда шли в бой не ради нее, а за тобой, Эрт!
      - Только любимчиком? – я усмехнулся.
      - Не только, - хихикнули в ответ. – Хотя незадолго до последних событий между вами будто черная кошка пробежала.

      Кое-что стало ясно. Бедные мои друзья, так вы и не поняли, что дарованная мне жизнь оказалась не проявлением милости, а очередным витком мести чем-то разъяренной богини. Заставит униженно молить, потом втопчет в пыль, напоследок от души поиздевавшись. Не дождется! Светлая богиня, говорите? Таки я помолюсь, но не ей. Проклятье света может снять благословение тьмы. Лишь бы на той стороне услышали! Нужен настрой. Полжизни за гитару!

      - Зачем же так дорого? Достаточно простого желания.

      Туман чуть отступил и у моих ног появился вожделенный инструмент. Я вцепился в него, как утопающий в соломинку. Немного нервно провел пальцами по струнам, отозвавшимся чистым удивительно прекрасным звуком, и запел. Слова приходили сами собой, отлично сочетаясь с замелькавшими перед глазами картинами прошлого, так часто преследовавшими меня во снах.

Последний бой у старой цитадели
У башни, что нависла над обрывом
Собрались те, кто в битве уцелели
И попрощались молча, торопливо.

      Темные небеса и выжженная земля под ногами. Огромный корабль балауров и отчаянный крик
      - Дерадикон!
Вспышки магии, звон мечей, исчезающие черные и белые крылья.

И кровь струилась красная на черном
Достанет ли вам силы, менестрели,
Чтобы воспеть геройство обреченных
Погибших без надежды и без цели

      Так и было – ложная цель, обманутые надежды, горечь предательства и не дрогнувшие ряды легиона.

Вам этот бой запомнится надолго
Полет клинков, рассекших мир на части
Последний крик затравленного волка
И два меча как проклятое счастье

      Я вдруг снова ощутил себя сжимающим оружие. Почему-то не излюбленный посох и даже не более привычные среди целителей булаву со щитом, а пару легких мечей. Тело гудело от недавней трансформации, внутренний зверь – громадный черный волк еще не полностью покинул сознание. Запах своей и чужой крови пьянил, словно дорогое вино. Вперед! В атаку! Это был крик или рычание? А, впрочем, не важно.

Пусть подождет меня еще минуту
Чертог забвенья, страха и печали.
Осколком жизни смерть неся кому-то
Я шел в последний бой с двумя мечами

      Громадная фигура балаура, чей-то отчаянный крик
      - Арисса!
Оборвавшийся на самой высокой ноте.
И понимание неизбежности. А потом искривившая губы злая улыбка и рывок вперед, на врага. Короткая схватка, завершившаяся жестоким ударом и всепоглощающей болью. Чувство падения и тьма.

Какая ж мне нужна еще награда
Как только жизнь уйдет в последнем стоне
Я упаду красиво как в балладах
Сжав рукояти в стынущих ладонях

      - О Тьма! Предвечная тьма и Асфель, ее воплощение в этом мире! Примите мольбу взывающего к вам! Укройте крыльями последовавших за мной в объятья смерти, даруйте им вечный покой в потоках эфира.

      Я не умею молиться, но эти слова шли из самой глубины души, заставляя трепетать окружающее меня призрачное пространство. Больше всего на свете мне хотелось быть услышанным.

      - Не отвергайте павших по чужому капризу, но сохранившим честь и верность. Они не заслужили подобную участь. Пусть их проклятье лучше падет на меня, явившегося первопричиной тех событий.

Где-то далеко, высоко, на местном Олимпе

      - Джикел, представляешь, ему снова удался истинный зов! Да еще такой силы, невероятно!
      - Я его слышу, Асфель.
      - И я тоже, - в комнату зашла Триниэль, - ответишь? Мальчик так искренен в своей молитве, а поет вообще замечательно. «Два меча, как проклятое счастье»! Романтик. Что для убийцы довольно странно. Где ты такого нашел?
      - В Элиосе. И он целитель, - сварливо буркнул темный бог.
      - Не может быть!
      - Тем не менее, это так.
      - А я его вспомнил, - внезапно прервал начинающуюся перепалку покровитель гладиаторов, - непокорная игрушка Ариэль, бывший легат ее «Миража» и по совместительству любовник, относящийся к своей божественной пассии исключительно, как к обычной женщине. За что и поплатился.
      - Асфель, помоги мальчику! – Триниэль звонко расхохоталась. - А еще лучше забери его в Асмодею. Ариэль будет просто в ярости.
      - Хорошо, помогу. Но забирать не стану. Тут он станет обычным даэвом, каких и без него хватает. Скучным и предсказуемым. А вот пока парень на той стороне, за ним интересно наблюдать. Светлый целитель, поклоняющийся тьме – это забавно. Посмотрим, что он еще учудит.

      Короткий взмах рукой и для исстрадавшихся душ открылась широкая дорога к потоку эфира в обход так и продолжающему нерушимо стоять барьеру, возведенному взбешенной богиней.

Бездна. Остров Тьмы

Туман рассеялся. Вместо него передо мной снова стояли люди.
      - У тебя получилось!
Они радовались, смеялись от счастья, благодарили и шли к заветной реке, растворяясь в ее сияющих волнах. А у меня в голове все еще крутились строки той странной песни

И на краю, спиной упершись в небо,
Плечом к плечу в свой строй последний встали
И друг за другом уходили в небыль
Неся кровавый росчерк острой стали*

Некоторое время спустя. Элизиум

      - Эрт, я рад, что ты вернулся!

Улыбка Юклиоса была искренней, а взгляд лучился теплом.

      - Не скрою, посылая тебя к Лудине, я знал, насколько грязное всё это дело, но не мог ослушаться прямого приказа.

Жрец скосил глаза в сторону Храма, возвышающегося на противоположной части улицы. Понятно, откуда дул ветер.

      - Однако в твоем исчезновении были заинтересованы еще и очень влиятельные люди. Ты кому-то сильно мешаешь в Бертроне. Настолько, что мне порекомендовали уговорить тебя сменить место службы. Для твоего же блага.

Я кивнул.

      - Мне нужно место, откуда я смогу свободно посещать Бездну, - как ни печально, но Икарониксу удалось сбежать, и искать его я собирался, если понадобится, даже в землях балауров, Асфель их подери.
      - Хорошо. Еще пожелания?
      - Доступ в закрытое хранилище библиотеки.
      - Думаю, это можно устроить.

      Через несколько дней я получил все необходимые бумаги и отправился в Элтенен, надеясь, что местный легат будет не столь эпатажен, как Ваталлос.

Где-то далеко, высоко, на местном Олимпе. Личные апартаменты Асфеля

      - Давно хотел спросить, но тогда как-то забыл, а сейчас вот снова вспомнил, - издалека начал Джикел, хитро поглядывая на друга.
      - О чем же?
      - Этот мальчик, Эрт. Злые языки поговаривали, что причиной последней ссоры его с Ариэль стало твоё имя, произнесенное им  во время занятия любовью.

Асфель удивленно изогнул бровь.

      - С каких это пор ты интересуешься «жареными» сплетнями и подробностями чужих постельных приключений?
      - Скука, знаешь ли, вечная болезнь бессмертных, - пожаловался Джикел и улыбнулся, - так это правда?
      - Стоит ответить, как снова станет скучно, - вернул улыбку Асфель, - если тебе настолько любопытно, постарайся выяснить сам.

      «Забавный тогда курьез произошел, - между тем подумал темный бог, - родись парень в другом мире, с его губ в тот момент сорвалось бы не «О, Асфель!», а «О чёрт!». Но надо же, чья-то извращенная фантазия преподнесла эту оговорку чуть ли не как признание в нашем с ним романе. Рассказать правду Джикелу? Не стоит, будет смотреться, словно я оправдываюсь. Кстати, неплохо было бы выяснить, кто тут у нас такой знаток по части творящегося у других в спальнях».

---------------------------------------------------------------------

*стихи в этой главе - слова из вариации на песню "Баллада о двух мечах" Сергея Соловьева

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 4. Морхеймские приключения

aion004_gornaya_doroga.jpg

      Настроение было наиомерзительнейшим. Я с тоской вспоминал счастливые деньки, проведенные среди наемников Акариоса, и хмурился еще больше. Кто знал, что превращение в даэва повлечёт за собой столько пустых хлопот и превратит свободного бродягу в винтик огромной военной машины? Да-да, служба оказалась обязательной и практически бессрочной. Выходцы из богатых семей еще могли устроиться на теплые местечки в столице или вообще получить патент на занятия ремеслом либо искусством. Простым же обладателям крыльев вроде меня не светило ничего другого, кроме бесконечных сражений то с ордами нежити, то с воинственными племенами, не желающими жить по предписанным Элизиумом законам, то с расплодившимся хищным зверьем. Хорошо хоть в казармы не загоняли. Однако свободного времени, чтобы заняться поисками тех, кто сможет пролить свет на моё прошлое совершенно не оставалось.
И вот сейчас, когда в череде постоянных стычек внезапно оказался перерыв, и начальство милостиво разрешило устроить небольшой отпуск, меня вызвали в Службу безопасности.

      Не пожелавший представиться офицер с непроницаемым выражением лица кивнул на жесткий стул, дождался пока я усядусь и, брезгливо поджав губы, сообщил

      - На вас регулярно стали поступать сигналы, - его холеные пальцы коснулись довольно пухлой папки, лежащей перед ним на столе. – Ваша недостаточная лояльность, к слову, отмеченная и на прошлом месте службы, склонность обсуждать приказы, скрытность, обособленность в коллективе вызывают, мягко говоря, недоумение, а кое-какие выражения еще и вполне обоснованные подозрения.

      Он поднял на меня взгляд льдисто-холодных глаз и отрывисто бросил, словно щелкнул невидимым бичем

      - Почему ты постоянно поминаешь Асфеля? Отвечать быстро, не задумываясь!

      Резкий переход от вежливой беседы к допросу всегда шокирует, сбивает с толку. Раньше я скорее всего, смешавшись, проблеял бы нечто вроде: «Привычка» или «Так получается». Но предупреждение Астероса заставило меня еще тогда серьезно задуматься и выработать линию поведения в случае вот таких провокационных моментов. У Службы безопасности против меня ничего нет. Высосанные из пальца ничем не обоснованные сплетни внештатных сотрудников, с которыми я отказывался пьянствовать и откровенничать не в счет. Будь в руках серомундирников серьезный компромат, то сюда бы меня доставили под охраной и в наручниках, а не пригласили обычной повесткой. После обследования Астероса никаких проверок на расовую принадлежность можно было не опасаться. Помнящий или не помнящий своё прошлое, я оставался чистокровным элийцем. Случалось, конечно, что польстившись на деньги или понуждаемые шантажом, соотечественники начинали работать на асмодиан. Но, повторюсь, для такого обвинения нужны веские доказательства. Поэтому, ничуть не смутившись, я усмехнулся и вопросительно приподнял бровь

      - А если бы от меня слышали вместо «Асфель побери!» довольно распространенные среди некоторых легионов фразы вроде «Сиськи Тиамат!» или «Чтоб тебя Бритра полюбил!», то сочли бы балауром?

      Офицер, явно ожидающий от простого даэва, априори испытывающего перед грозной конторой внутренний трепет, далеко не такой ответ, снова нахмурился. Нервно побарабанил пальцами по столешнице, пожевал губами и, наконец, изрек, снова возвращаясь к вежливому обращению

      - В любом случае у вас появился отличный шанс доказать свою лояльность и заткнуть рты недоброжелателям. Вот, наденьте! – он достал из обтянутой бордовым атласом коробочки изящную серьгу и протянул мне.
      - Что это? – взяв безделушку, я вертел ее в руках, не спеша выполнять требование.
      - Новое изобретение секретной лаборатории шиго с острова Тиграки, - по его губам скользнула змеиная улыбочка, - ну же, не стесняйтесь! Или вам нужен ассистент?

      Пришлось подчиниться, пока сохранялась видимость свободы воли. Доставлять ему удовольствие зрелищем, как специально для подобных случаев дежурящие за дверью амбалы насильно цепляют мне аксессуар и совершенно случайно, разумеется, всего лишь от чрезмерного усердия порвут ухо, я не собирался.

      - Чудненько! – офицер теперь выглядел исключительно довольным, словно эльрок, облопавшийся орехами. – Снимать не советую – не получится. Сейчас мы ее активируем…

      Внутри серьги что-то щелкнуло и от резкой боли, на мгновение пронзившей мочку, я невольно охнул.

      - Ну что вы, право слово, как барышня! – он едва не хихикал. – Там же почти не больно было, словно мюта ужалила и всё. Какие нынче целители нежные пошли. Так вот, эта цацка ловит эманации момента смерти. Причем не любые, а только асмодиан и погибших исключительно от вашей руки. Понимаете? Просто постоять рядом не выйдет – придется убивать. Скажем, для начала пятерых. Отправитесь в Морхейм через пространственный разлом, передадите деньги и кое-какие мелочи нашему тамошнему шпиону, заодно и поохотитесь. Потом вернетесь сюда с отчетом. Если полностью выполните задание, я ее сниму. Если нет – будете носить, пока не отправите пятерочку этих животных на возрождение. Но слишком затягивать не советую – срок выполнения будет отмечен в вашем личном деле. Идите и возвращайтесь с победой!

      Последние слова были произнесены настолько глумливо, что в их искренности даже не приходилось сомневаться.

      И вот теперь я должен прервать жизнь пятерых абсолютно ничего плохого мне не сделавших личностей вся вина которых состоит лишь в том, что они родились по ту сторону Бездны. Асфель побери! Я целитель, а не убийца! Не смогу. Рука не поднимется. Хотя если они нападут первыми… А они точно нападут – асмодиане нас ненавидели и презирали так же, как и мы их. И любого элийца, оказавшегося на их территории преследовали, словно бешенного каллифа. Я вздохнул. Шиго свободно катаются где пожелают, создают счетчики тел, отлично наживаются на торговле никами. Пронырливые някающие твари лучше всех устроились в этом мире. Вот уж кому выгодна наша война. Говорят, они и с балаурами торгуют. От предприимчивых эльроков-переростков мысли плавно перетекли на их прямую противоположность – повстанцев Ривара. Если первые со всеми дружили, то вторые наоборот, враждовали. Параллельно, как и шиго, вовсю занимаясь разными исследованиями совершенно не гуманистического характера. Лаборатории повстанцев, как и их базы, были равномерно раскиданы по всей Атрее. Всё же интересно, кто такой этот Ривар и чего он добивается, какие цели преследует.

      Так размышляя на крамольные темы, я сам не заметил, как добрался до крепости Элтенен, получил довольно увесистую сумку для шпионки – наш агент оказалась девушкой, быстро завершил формальности, расписавшись в куче бумаг о неразглашении и на получение материальных ценностей, узнал какой разлом откроется ближе всего к цели моего путешествия и вот уже вокруг расстилается Морхейм.

      Облегченно вздохнув, снял порядком надоевшие очки. Неяркое солнце Асмодеи, кутающееся в клубящиеся тучи, словно модница в меха, не раздражало мои чувствительные глаза. И климат здесь не в пример приятнее. Нет той удушающей жары, донимающей меня еще с Бертрона. Легкий снежок, клубящаяся паром река. Вероятно, в нее впадают знаменитые горячие источники. Сразу захотелось проверить предположение, искупавшись в прозрачной воде, но сначала дело, потом отдых.

      Обойдя по широкой дуге курсирующие с завидным постоянством патрули, я поправил на плече лямку тяжеленной сумки и отправился на встречу с агентом. Воздух потеплел, и зима вокруг сменилась осенью. Листья горели золотом и багрянцем, под деревьями пестрым ковром распустились поздние цветы. Их густой аромат, смешиваясь с запахом прели и хвои, кружил голову не хуже молодого вина. То тут, то там вились виноградные плети. Я сорвал спелую гроздь и углубился в лес, отщипывая от нее сочные сладкие ягоды. Хорошо то как! Стоп! Места становились всё более дикими, необжитыми. Что здесь можно разведать, скажите на милость? Мысли невольно обратились на шпионку. Девушка сильно рискует. В случае провала ей не позавидуешь. Но вот уже довольно продолжительное время бессменно работает тут. Фанатичка? Высшее счастье – это умереть за Элиос? Мне встречались такие, их можно только пожалеть. Неужели и она одна из них? Тогда меня ждет небольшая пламенная речь в патриотическом духе. Главное про Асфеля не брякнуть, а то и убить попытается чего доброго.

      Кусты расступились, открыв живописный вид с хижиной на пригорке. Кажется, я на месте. Под ногой треснула сухая ветка. Из дверей выскочила растрёпанная заспанная, но несомненно миловидная девица. Тут же с жутким акцентом воскликнувшая

      - Кто там? Помогите мне, меня укусил паук и от его яда я плохо говорю и почти не могу ходить. Подойдите ближе!

      Паук! Паук, Асфель тебя подери и заодно полюби Бритра в извращенной форме! Да какой идиот поверит этой нелепой выдумке? Не так давно я совершенно случайно узнал, что умею весьма недурно говорить по-асмодиански с хорошим столичным произношением и на слух различаю до семи местных диалектов. От сослуживцев такую пикантную подробность, разумеется, скрыл. Но только полностью глухой не расслышал бы в речи шпионки четкий элийский акцент, а знаток еще бы и указал на северное побережье Рагдоса, что в Теобомосе, откуда наша агент или была родом, или прожила там большую часть своей жизни.

      Между тем Медея, опознав во мне соотечественника, расплылась в улыбке, бодренько сдернула предназначенную ей сумку, рассыпавшись в жалобах, что средств на подкуп местных осведомителей почти не осталось и в следующий раз пусть начальство так не задерживает очередную доставку. Подписав бумагу, что посылка получена в полном объеме, девушка кокетливо улыбнулась и, ухватив меня за рукав, защебетала то об оставленном в Элизиуме женихе, по которому она жутко скучает, то о тягостном одиночестве и вынужденном воздержании от личной жизни. Ну да, ну да, с таким выговором в ближайшую деревню на танцульки не пойдешь.

      - Ты так на него похож, что даже начинает казаться это он тут со мной рядом, - последнюю фразу Медея буквально промурлыкала, таща меня в сторону хижины.

      Что ж, я и не упирался. С Сеиренией мы давно расстались, новых подобных знакомств без обязательств как то завести не получилось, а к профессионалкам обращаться я брезговал. Так что гнусно начавшийся день закончился не в пример приятнее. И никуда не торопясь, покинул гостеприимную хижину только на следующее утро, унося с собой письмо к жениху Медеи второпях написанное шпионкой буквально перед самым моим уходом. На особое задание я решил наплевать, пусть делают очередную отметку о моей неблагонадежности. Карьера меня не привлекала, а ниже по статусу, чем обычный даэв на побегушках уже по любому не опуститься.
 

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

      Однако у судьбы был припасен очередной сюрприз для ленивого пацифиста. Огненно-рыжий, как клонящееся к закату солнце в пустыне Элтенена. Мы едва не столкнулись носами на крутом повороте огибающей скалу тропинки.

      - Асфель побери! – воскликнул я, выхватывая из-за спины верный посох.
      - Великий Маркутан!- послышалось в ответ.

      Асмодианский коллега предпочитал классическое вооружение, принятое у целителей по обе стороны Бездны и сейчас, прикрывшись щитом, демонстрировал мне немаленьких размеров булаву. Некоторое время мы сверлили друг друга настороженными взглядами, но переходить от обороны к нападению никто не спешил.

      - Чего ждешь? – вдруг веселым тоном поинтересовался асмодианин и хмыкнул. – Кстати, почему Асфель? Или мне послышалось, а ты упомянул Ариэль?
      - Не послышалось, - сварливо буркнул я, с тоской понимая, что поединок двух примерно равных по силам целителей может длиться вечность. Или до тех пор, пока к моему противнику на помощь не пожалуют соотечественники. – Предоставляю тебе право первого удара.
      - Вежливый, - усмехнулся коллега и продолжил расспросы. – Разве ты не горишь желанием отправить на кибелиск ненавистное животное или как там вы нас называете?
      - Так и называем, а иногда еще и неграми, хотя что означает это слово понятия не имею. Очередное древнее ругательство скорее всего, - мне хотелось его разозлить, чтобы он наконец перешел от слов к делу.
      - Да, да, слышал. А мы вас няхами, тоже еще то словечко. Смысл наверное раньше имело самый гнуснейший, - похоже, парень решил последовать моему примеру или банально тянул время.

Вдруг он убрал щит и опустил булаву.

      - Тяжело просто так на весу держать, - доверительно пожаловался и, кивнув на мой посох, добавил, - вам, чародеям, не в пример легче.

      Это что, провокация? Я картинно крутанул оружие, а потом, уперев концом в землю, оперся на него, как на обычную палку странников.

      - Мы вообще-то коллеги.
      - Вот как? А ты, я смотрю, не фанатик.
      - Точно. И горжусь этим. А еще неблагонадежный элемент с преступной терпимостью к иным расам. Так что если хочешь подраться, то нападай. Вот самообороной мне заняться ничего не помешает.

      Парень коротко рассмеялся, полностью убирая оружие. Потом подошел вплотную, немного потоптался рядом и внезапно заговорчески подмигнул.

      - Если ты настолько странный, то возможно согласишься на моё предложение о взаимовыгодном сотрудничестве.
      - Это такая вербовка в шпионы?
      - Нет, нет, всего лишь отличная идея, как нам быстро и не особо напрягаясь выполнить неприятное задание, - он ткнул пальцем в мою новую серьгу от шиго и продемонстрировал точно такую же в своем ухе. – Тебе скольких убить нужно, пятерых?

Я молча кивнул.

      - И мне столько же. Неиспользованная ника имеется? Здесь недалеко есть премиленькое уединенное местечко о котором кроме меня знают всего пара надежных друзей и брат. Там нам никто не помешает быстро убить друг друга, выполнив план по смертям, и разбежаться до следующего этапа исследований лаборатории Тиграки. Что скажешь?
      - А сам как собираешься воскрешаться?

      Парень полез в карман и достал оттуда россыпь голубых кристаллов, позволяющих возродиться прямо на месте гибели. Похоже, он всё предусмотрел. Оставалась вероятность, что это такая хитрая ловушка, но я не стал пестовать паранойю, а поддался духу авантюризма, подталкивающему меня на новое приключение.


      Пробравшись сквозь скрытую густыми кустами расщелину, мы оказались в изумительной маленькой долине, со всех сторон окруженной скалами. Большую ее часть занимало шикарное озеро, питаемое горячими источниками. Небольшой пляж так и манил забыть обо всём и поваляться, предаваясь сиесте, по вполне понятным причинам в Асмодее, правда, не принятой. Перехватив мой жадный взгляд, коллега улыбнулся.

      - Обязательно искупаемся, только потом. Ставь нику, а я пока разденусь. Не хочу портить кольчугу и пачкать в кровь одежду.

      Я кивнул и, по привычке спрятав нику среди буйной растительности, последовал его примеру. Вскоре мы уже стояли друг напротив друга в одних трусах. Асмодианин похлопал по пришитому к собственному белью карманчику, куда сложил камни воскрешения, проверяя, что не забыл их в обычной одежде и предложил мне убивать его первым.

      - Чтобы не возникли сомнения в искренности моих намерений честно выполнить условия сделки, - пояснил он свой широкий жест.
      - Лучше по очереди, - я вздохнул, - слишком уж откат после смерти тяжелый. Пять раз подряд полностью тебя вымотают. Какой смысл надрываться?

      Коллега одарил меня странным взглядом, но с доводами согласился. Однако даже с перерывами это оказалось настолько мучительно, что после выполнения задания мы оба едва стояли на ногах. О том, чтобы куда-то идти в таком состоянии и речи не было. Немного поплескавшись в озере, развалились на травке восстанавливать силы.

      - Всё ломаю голову, кто же ты такой, - задумчиво уставившись на меня, сообщил асмодианин. – Не юн, конечно, но и не элиец. На полукровку тоже не похож. Смесок наших рас будет иметь слишком выраженные характерные черты даже через несколько поколений браков с чистокровными. Про полуюнов вообще молчу – тех только слепой не различит. Искусственно выращенный лабораторный образец?

Я даже поперхнулся при этих его словах.

      - Нет пожалуй. Что повстанцы, что шиго, что балауры до сих пор не могут наделить свои создания интеллектом. Расскажи о своей семье.

      Пришлось признаться в полной амнезии, чем вызвал у собеседника целую бурю эмоций. Версии посыпались одна экзотичнее другой, но самой первой, естественно, была высказана уже набившая оскомину про подвергшегося пыткам шпиона-асмодианина. Я назвал настоящее имя Астероса, поинтересовавшись, знает ли парень, кто это такой.

      - Разумеется. Как-никак в одной области работаем, - хмыкнул собеседник, снова шокируя меня новым откровением.
      - Так вот, он подтвердил мою расовую принадлежность с вероятностью в сто процентов.

      Асмодианин тут же заявил, что стопроцентной вероятности ни одно исследование не даст и попросил разрешения провести собственный экспресс-анализ прямо здесь и сейчас

      - Больно не будет, - уверял он меня, уговаривая словно маленького ребенка, - может, чуть-чуть щекотно и придется раза два или три тебя немного царапнуть ради нескольких капель крови.

      Спорить не хотелось, даже двигаться было лень. Чудесная погода, ласковый ветерок, играющий распущенными волосами, шелест волн навевали дремоту и я согласился, не забыв уточнить:

      - Только если ты не собираешься расчленять меня или с кем-нибудь спаривать в интересах науки.

      Коллега шутке посмеялся, сбегал к своим вещам, притащил несколько маленьких флакончиков с разноцветными жидкостями и мимоходом поинтересовался, не холодно ли мне и как переносят глаза недостаток освещения. Еще раз удивил его, заявив что так комфортно даже дома не чувствовал. Похоже, моё откровение утвердило его в собственной правоте, и он с энтузиазмом принялся за дело.


      Раз за разом прощупывая кожу над позвоночником от шеи до поясницы, асмодианин окончательно терял терпение. Все реактивы были давным-давно использованы, но ни малейших следов постороннего вмешательства не наблюдалось. Парень сыпал заклинаниями вперемешку с ругательствами, однако ничего не менялось. Верх спины и плечи странного элийца покрылись тонкой сеткой царапин, филигранно нанесенных острым когтем вошедшего в раж исследователя, но тот только посмеивался над неудачными попытками коллеги получить желаемый результат.

      - Всё! Сдаюсь!- наконец признал он свое поражение. – Хотя нет, постой! Еще одна попытка! Клянусь, последняя! Есть изумительный заговор, как раз на кровь читается!

      Не дожидаясь согласия или возражения, асмодианин быстро склонился и затараторил слова древнего языка, время от времени, как и было предписано в первоисточнике, слизывая алые капли.


      Я успел немного подремать и полностью отдохнуть, а Тим пробовал всё новые и новые методы. Вот вроде бы отступился, ан нет, приспичило еще что-то испытать. Интересно, а облизывать обязательно или у него вампиры в роду отметились? И тут, словно гром с ясного неба, раздалась такая многоэтажная матерная конструкция, что захотелось схватить листок бумаги и законспектировать. Асфель побери! Доигрались! Мы одновременно вскочили на ноги и оказались перед здоровенным закованным в латы гладиатором.

      - Прибью собственными руками, - бушевал мистер консервная банка, - мало того, что с мужиком, так еще и с белокрылым ублюдком!

      Про что это он? Ах да, мы же по идее должны при встрече кидаться друг на друга, как бешенные каллифы, а тут вполне мирная картина.

      - Нерс, ты все не так понял, - попытался оправдаться асмодианин.
      - Что здесь понимать? Я еще не ослеп и всё прекрасно видел! Нечаянно спинку поцарапал своему любовнику в порыве страсти? А ты, - тот буквально смел в сторону ставшего между нами Тима и уставился на меня ненавидящим взглядом, - из каких будешь? Предпочитающих сверху или снизу? Или вы по очереди? Да уж смазливый засранец, но это ненадолго!

      Асфель побери! Он ведь и правда решил, что мы…

      - Нерс, как ты можешь! – Тим снова встал перед братом, пытаясь отодвинуть его от меня.
      - Я могу? Неет! Это ты оказывается можешь!

      Пока братья осыпали друг друга упреками, я сделал маленький шаг в сторону валяющегося непростительно далеко посоха. Потом еще один. И еще. Пора! Но отчаянный рывок неожиданно прервался и последнее, что я увидел прежде, чем тьма поглотила мир, был летящий навстречу кулак в латной перчатке.

      Сознание вернулось вместе с болью, терзающей правую сторону лица от виска до подбородка. Тим сидел рядом, сияя громадным черно-фиолетовым синяком на скуле и с заплывшим глазом. Его бешеного братца нигде не наблюдалось.

      - Не злись на Нерса. Представь, что он подумал, увидев нас в неглиже, да еще при довольно странных обстоятельствах.

Я хихикнул, признавая, что у гладиатора были все поводы записать нас в «этих самых».

      - Приходи сюда, когда захочешь. Больше подобное не повторится, обещаю. – Тим улыбнулся, - Пойдем, я покажу тебе дерево с дуплом. Захочешь оставить мне весточку, кидай туда.

      Мы тепло распрощались, и я отправился к пространственному разлому, чтобы вернуться в Элиос. Приводить лицо в порядок специально не стал – на фоне багрового кровоподтека рапорт о победах над асмодианами будет смотреться куда достовернее, чем если бы я появился в конторе свежий и отдохнувший.
 

2 people like this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 5. Бездна

365_LuzB6Pyfvp_abyss.jpg

      Безопасник серьгу разве что не обнюхал, однако придраться оказалось не к чему. Убрав ее в коробочку, он вздохнул, достал из ящика стола диковинный кристалл и нехотя протянул мне.

      - Камень активации, - пояснил офицер, не дожидаясь вопроса, - найдешь в Бездне остров Руг-Буг, договоришься с хранителем и можешь воспользоваться Малым Артефактом памяти. Считай это наградой за успешно выполненное задание. А теперь ступай и на досуге подумай, надо ли тебе, чтобы она и дальше пополнялась.

      Его пальцы почти ласково коснулись папки с доносами, а губы искривила злая усмешка. Кажется, такой финал нашей встречи его явно не устраивал, и жесткий взгляд блеклых глаз предупреждал – обвинения не сняты, просто временно отложены до получения новых фактов. Похоже, меня всерьез записали в предатели, и нарыть доказательства вины подозрительного даэва, сегодня ускользнувшего от карающей длани правосудия, для фанатичного служаки станет делом чести. Ну-ну, как говорил один бертронский знакомый, флаг тебе в руки, ветер в крылья и балаурку в постель.

      Подкинув и поймав неожиданно доставшийся приз, я отправился к телепорту. В Элтенене как раз был один из входов в Бездну. Очень удобно, заодно и отчитаюсь о доставке посылки. О, чуть не забыл заглянуть в столичный храм, где на престижной должности целителя душ отирался жених пылкой Медеи. А хорошо малый устроился – это не у кибелиска дежурить. Синекура однако.

      Парень о чем-то перешептывался с фигуристой прихожанкой, приобняв ее за талию и склонившись к самому уху. Девица смущенно краснела, хихикала и тут же прикрывала полные губы унизанными кольцами пальчиками. Асфель подери! Мне бы такую работу!
Письмо он взял рассеянно-равнодушно, тут же сунув куда-то в складки щегольской мантии. Поинтересовался, смогу ли я передать ответ. Услышав, что курьеры выбираются случайным образом, и кто им станет в следующий раз никому не известно, ничуть не расстроился. Понимающе покивал, потом попытался одарить меня чаевыми, словно простого посыльного. Демонстративно проигнорировав его протянутую с кинарами руку, я развернулся и пошел прочь, услышав за спиной возобновившееся воркование.


      Цитадель Тэминона встретила меня ароматом цветущей сифоры и бесконечной суетой, никогда не прекращающейся вокруг крепости, ставшей нашим плацдармом в Арэшурате. Туда-сюда сновали толпы народа, одни отряды направлялись на боевое дежурство. Другие, наоборот, с него возвращались. Шла погрузка-разгрузка каких-то тщательно упакованных тюков и даже на вид тяжелых ящиков, оклеенных пестрыми ярлыками транспортных компаний. Вокруг слышалось няканье и неизменное «кярум» шиго, ругань охрипших интендантов, бряцанье доспехов стражников.

      Начальник гарнизона, к которому я обязан был немедля явиться по прибытии, принял меня почти сразу. С порога заявил, что много обо мне слышал, но вот какая жалость, лично встречаться до сегодняшнего дня не доводилось. Поэтому и расспрашивать его о моём прошлом бесполезно. Узнав о цели визита, в восторг не пришел, но и препятствовать не стал. Хочешь на Руг-Буг? Да скатертью дорожка! Где он находится? А Бритра его знает! Где-то в центре Арэшурата. Координаты засекречены, указываем только направление, дальше уже самостоятельно. И, сославшись на загруженность делами, вежливо, но решительно из кабинета выставил.

      Я прошелся по цитадели в надежде отыскать хоть кого-то, помнившего меня по тем временам, когда был легатом «Миража», однако везде слышались одни и те же ответы.

      - О, Эрт, какая радость, что ты оказывается жив! Нет, лично не знакомы, только наслышаны. Как же, как же, ты ведь герой, личность известная! Чем именно? Эм… Кх… А! Так тем и известная, что герой, вот! Остров Руг-Буг? В центре Арэшурата! Конкретнее? Прости, информация закрытая, но прямо в этот огненный шар не лети – это дорога к кибелиску, хе-хе. Прости, спешу – дела, дела!

      Так, так. Легата личного легиона Ариэль, выполняющего восемь из десяти поручений в Бездне, на главной базе наших сил, значит, никто в глаза не видел? Создалось впечатление, что я не целитель, а убийца, раньше всегда гулявший исключительно в маскировке. Кто же это так постарался? Хм, а у кого достаточно власти, чтобы подобное провернуть? Неужели, сама светлая богиня?

      Убедившись в полной бесполезности расспросов, я покинул цитадель. Лучше не тратить зря время, а поискать таинственный остров.
Поиски, как ни странно, особо не затянулись. Небольшой каменистый клочок тверди, все население которого состояло из изнывающего от скуки хранителя и пары техников, сосланных сюда, видать, за какие-то крупные служебные прегрешения. Услышав мою просьбу, хранитель – летающий гуманоид с печальным лицом, только рукой махнул. Воспользоваться артефактом? Да любой каприз, если активатор имеется.

      Камень активации с легким щелчком встал на предназначенное для него место, и я снова оказался в Тэминоне. Поздравления с назначением легатом, грандиозная попойка по этому же поводу. Разумеется, почетным гостем за столом начальник гарнизона. Который лично меня не знал, ага, ага. Да и из встреченных сегодня в крепости половина присутствовала. Пара совсем уж рутинных эпизодов, абсолютно не представляющих интереса. Икароникс, передающий приказ якобы от Ариэль. Экус, рванувшийся следом за предателем. Вспышка света и я снова стою перед древним артефактом. Кристалл рассыпался в пыль, не выдержав нагрузки. Очередная пустышка, не открывшая ничего нового. Жаль, очень жаль. Скучающий хранитель, еще больше огорчил меня ответом, что артефакт покажет теперь всегда одно и то же, сколько бы раз я его не активировал. Это ведь экспериментальная модель, почему и называется малым.

      Ладно, не повезло здесь, повезет в другом месте. Стоп! Как-то я зашел на работу к Сеирении, но она была сильно занята и не могла выйти из запасников. Пришлось подождать, и пока от скуки перебирал книги, ко мне подошел Нестор. Странный историк, рассказавший об интересном рецепте, случайно найденном им в древних книгах. Орб правды, открывающий часть прошлого. Увы, кроме материалов, достать которые не составило бы труда, для его создания требовался один весьма редкий компонент. Встречался он только в Арэшурате, да и то не везде, а лишь в определенном месте. Рискнуть? Асфель побери! Будет очень неплохо, если эта игрушка покажет мне что-нибудь новенькое. Возможно, Нестор просто хотел воспользоваться ситуацией и отправить наивного даэва за редкостью, чтобы потом преподнести необычный орб своей подружке-магу. Если так, то он получит эту диковинку по кусочкам, причем они будут воткнуты в разные пикантные части его тела. Сдохнуть не сдохнет, но помучается знатно и впредь поостережется обманывать ранимых и доверчивых целителей.

      Пришлось попотеть, однако в Тэминон я вернулся в приподнятом настроении. Сейчас портанусь в Элтенен или Бертрон, куда канал будет менее загружен, потом быстренько в Элизиум к Нестору. Надеюсь, еще к вечеру получу долгожданный результат. Мысленно потирая руки в предвкушении, остановился, чтобы пропустить отряд куда-то бодро марширующих легионеров и вдруг почувствовал, как кто-то легонько тронул меня сзади за плечо.

      - Даэв! Простите, даэв, я окликал вас, но в таком шуме вы вряд ли услышали.

      Обернувшись, встретился взглядом со стражником, дежурящим около пассажирского портала, отправляющего желающих по маршрутам внутри Бездны. На доспехах выделялся пафосный герб легиона «Щит Неджакана», чуть ниже которого было выгравировано имя. Диноэс.

      Я уже знал, что из-за катастрофической нехватки кадров, в цитадели поощряется привлечение к выполнению не слишком важных заданий всех, кто имеет для этого свободное время и желание. Или хочет немного подзаработать сверх жалованья – каждое такое поручение оплачивается отдельно. Впрочем, это может быть не только служебное дело, но и личная просьба, что сути особо не меняло. Диноэс остановил меня явно не для того, чтобы о погоде поболтать. Ладно, послушаем чего жаждет бравый легионер от уставшего целителя.
Поняв, что мысленно уже согласился взяться за поручение, я усмехнулся. Оказывается, где-то в глубине души все-таки боюсь очередного разочарования и начинаю тянуть время. Минуту назад спешил поскорее оказаться у Нестора и вот мгновенно ухватился за возможность отложить визит под благовидным предлогом помощи ближнему.

      Стражник смущенно переминался с ноги на ногу, краснел, бледнел и, наконец, выдавил из себя

      - Даэв, я специально искал кого-то не имеющего отношения к Тэминону. Дело довольно деликатное…
      - Диноэс, - мне стало смешно, - вокруг толпы народа. Не хотите же вы сказать…
      - Вот именно, - он вздохнул, - у меня глаз наметанный, а эти все давно примелькались. Совершенно посторонние, вроде вас, встречаются редко. Обычно хоть и суета, но одни и те же лица. И морды.

      Последнее слово легионер добавил очень тихо, однако я расслышал. Хе-хе, кажется, парнишка влюблен. Причем, судя по печальному виду, абсолютно не взаимно. Сейчас попросит передать зазнобе письмо или подарок. А местные, которые всё прекрасно видят и знают, наверняка потешаются над бедолагой. Вот и потребовался новый человек, который отнесет весточку без приевшихся шуточек и подколок. Ладно, не тяни, давай свое послание. Словно услышав мои мысли, стражник достал из кармана небольшую плоскую коробочку.

      - Не могли бы вы отнести это, - он снова замялся.
      - Кому же? - мягко улыбнувшись, протянул руку за коробкой.

      Парень набрал в грудь воздуха и, словно бросаясь с обрыва в бурную реку, выдохнул

      - Лабдакусу.

И тут же затараторил, глядя на меня глазами побитой собаки

      - Даэв, практически все считают, что с ним поступили слишком жестоко, но вслух никто не скажет – боятся попасть в немилость к военачальнику. А вам же всё равно, вы приехали и уехали. Прошу вас, не отказывайте!

      Таак! Похоже, здесь романтической историей и не пахнет.


      - Я не отказываюсь, но хотелось бы узнать подробности. И что в коробочке?
      - Вы не понимаете, о чем я говорю? – легионер удивился. – О, недавно тут было одно происшествие…

Дальше Диноэс поведал мне совершенно дикую историю, закончив словами

      - Это герб нашего легиона. Он принадлежал Лабдакусу. Передайте ему, чтобы не терял надежду и помнил, что когда-нибудь он получит прощение и сможет вернуться в легион.

      Такое не может быть, потому что не может быть никогда! Бред! Я машинально взял коробочку, пообещал выполнить просьбу честного служаки и, распахнув крылья, полетел на остров Теней, расположенный совсем рядом с цитаделью. Всю дорогу пришлось уговаривать себя, что просто снова неправильно понял смысл сказанного. Да, да, скорее всего меня ввел в заблуждение местный жаргон и унфестами называют еще и штрафников, вкалывающих на строительстве в кандалах, словно заправские каторжники.

      Остров стремительно приближался и меня пробил холодный пот. Пустынное место. Здесь и в помине не было ни бараков, ни стройплощадки. Зато самые настоящие унфесты – полуразложившиеся зомби, водились в изобилии. Сложив крылья слишком высоко от поверхности, я чувствительно приложился о землю и выругался. Помянув не только Асфеля, но, кажется, вообще всех богов пантеона, включая даже давно свалившего с нашего плана Айона. Точно не скажу – в слишком уж расстроенных чувствах находился. А как бы вы восприняли известие, что за провинность солдата по капризу начальства превратили в нежить. Свои. Не асмодиане, не балауры или повстанцы, частенько грешащие тем, что с удовольствием ставят на пленных всевозможные опыты. Соотечественники и сослуживцы, чьи спины он не раз прикрывал и которым доверял без оглядки. Меня в буквальном смысле затрясло. Не знаю насколько целесообразен был приказ отступать в том бою, не оправдываю серьезно нарушившего дисциплину легионера. Но превратить в нежить! Да лучше бы убили. Выгнали с позором. Но гнить среди тех, с кем постоянно сражался! Без надежды, в одиночку. Чувствовать, как собственная плоть кусками сползает с костей, не есть, не спать, не жить. Слышать зов эфира без возможности раствориться в его голубом сиянии… Я вспомнил, как меня тянуло туда, и как мучительно было оставаться по эту сторону сверкающих берегов.

      Почти не владея собой, нашел беднягу, передал ему герб, постарался приободрить, а когда, наконец, распрощался с воспрявшим духом унфестом, то распахнул крылья и рванул, куда глаза глядели. Прочь! Подальше от Тэминона! Я всерьез опасался, что увидев военачальника, совершу какую-нибудь глупость – постараюсь его убить, например. То-то обрадуется тот офицер из Службы безопасности! Лучшего доказательства предательства и искать не надо. Нет, облегчать особисту задачу я не собираюсь. Вот успокоюсь, возьму себя в руки, тогда и вернусь.
 

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

      Крылья больше не держали, пришлось срочно приземлиться на первый попавшийся остров. Кровавая пелена, застилающая взор, рассеялась. Дыхание выровнялось, дрожь в руках исчезла. Отлично! Еще немного и можно лететь обратно. Я с любопытством огляделся, пытаясь понять, куда меня занесло. Мда, слишком далеко. По ощущениям, эта зона кибелисками не перекрывалась. Рисковано. Появись сейчас асмодиане или балауры, то полное развоплощение обеспечено. Хотя в кубе должна оставаться ника. Сейчас установлю на всякий случай и… Асфель и Предвечная Тьма! Я же ее в Морхейме использовал, когда то идиотское задание на пять смертей выполнял! Так, без паники. Отдыхаем и летим в более безопасные районы. Нет смысла переживать, тут всё равно никого не… Чтобы вас всех Бритра полюбил в большой оргии с извращениями! А потом пришли Асфель с Джикелом и повторили его подвиги. И Неджакана туда же для компании! Почему именно его? Так, название легиона Диноэса вспомнилось.

      Невнятные звуки, вызывающие вполне оправданную настороженность приблизились и стали вполне узнаваемыми. Где-то рядом шел бой. Звенели мечи, слышались гортанные кличи балауров и такой знакомый голос, сыпавший проклятьями. Мистер консервная банка собственной персоной, импульсивный братец Тима, рванувший к тиаматовой матери заглушать горе подвигами. Здравую мысль потихоньку уйти, пока не заметили тут же смыла тревога – а если этот горячий парень, как и я, здесь без ники? Асфель и Тьма! Выскочив из-за скалы, я заорал, стараясь привлечь к себе внимание. Балауры завопили в ответ, бросив уже почти поверженного противника и ломанулись на новую жертву. Убийственный план, но ничего другого не оставалось, спасибо добрым богам, что-то там напакостившим в наших расах настолько, что при почти идентичной физиологии мои исцеляющие заклятья на асмодиан не действовали от слова вообще. Впрочим, как и их на меня, но здесь и сейчас это было несущественно. Истекающий кровью, Нерс упал сначала на одно колено, а затем тяжело рухнул на бок. Похоже, до сих пор он держался на одной силе воли и злости. Его бы чуть подлечить и мы бы показали балаурам, где рефисмы зимуют. Но придется отбиваться в одиночку.

      Скача, словно эльрок в брачный период, я выбивал врагов поодиночке, время от времени бросая обеспокоенные взгляды на распростертую в луже крови фигуру гладиатора. Поставил он нику или нет, вот в чем вопрос! К счастью, черные крылья пока не взметнулись погребальным пологом над телом, а значит оставалась надежда на благополучный исход.

      Мне повезло, что Нерс успел хорошенько потрепать балауров, иначе я бы вряд ли справился. Однако удача пока на моей стороне. Неверояное, отчаянное везение, учитывая существенный численный перевес врагов. Откуда-то из глубины памяти всплыли слова давным-давно забытой песни.

      «Самоубийца!» - слышу за спиной.
      Но знаете, на том, на этом свете ли,
      Я не вступаю в безнадежный бой.
      Там выход был. Вы просто не заметили.

      Стратег? Ну да, возможно я такой.
      Один клинок – на сотню небожителей?
      Я не вступаю в безнадежный бой.
      Я собираюсь выйти победителем.

      Всё когда-нибудь заканчивается – и хорошее, и плохое. В какой-то момент я вдруг понял, что противников больше не осталось. Захотелось плюхнуться на землю прямо там, где стоял и хоть немного отдохнуть, но я не мог позволить себе подобную роскошь пока не убедился, что жизнь Нерса вне опасности. Хотелось подбежать к раненому гладиатору, однако навалившаяся усталость позволяла лишь едва передвигать ноги.

      Упав на колени перед братом Тима, я осторожно повернул его и в отчаянье прикусил губу, чтоб не застонать. Дела у парня были совсем плохи. Хриплое дыхание с трудом прорывалось сквозь посеревшие губы. Кираса смята, местами пробита и что под ней даже представить жутко. Без немедленной помощи он не жилец. А что с никой-то? Может, я зря волнуюсь? Как бы достучаться до его сознания? Нерс вдруг открыл глаза, мутным взглядом скользнул по моей физиономии, судорожно дернулся то ли в агонии, то ли пытаясь встать.

      - Ты поставил нику? Да или нет? – я почти кричал, в надежде, что он услышит.

Услышал. Повел глазами влево-вправо и снова отключился.

      - Асфель и Тьма! Маркутан! Это же ваши штучки! Позвольте мне исцелить его, снимите свои ограничения на один-единственный раз! Джикел! Парень был верным твоим последователем, не отворачивайся от него в решающий момент!

      Слова лились сплошным потоком. Я не умею молиться, но в этот раз душа трепетала в унисон с каждым произнесенным звуком и если это не молитва, то даже не знаю, что еще им надо.

Где-то высоко, далеко на местном Олимпе. Резиденция Асфеля

      - Нет, ты слышал? Да у него талант! Давай предложим ему место Верховного Жреца в Храме? Та зараза за всю жизнь не смогла достучаться до нас самостоятельно, а этот элиец чуть не каждый день с богами так же просто, как с бакалейщиком общаться станет. Если потренируется, конечно.
      - Джикел, не смешно!
      - А кто смеется? О, смотри, к тебе целая делегация!

Покровитель гладиаторов сидел по своему обыкновению на подоконнике и поэтому направляющихся к дверям коллег заметил сразу.

Вскоре в кабинете стало тесно.

      - Ну и чего вы от меня-то хотите? – верховный бог с раздражением обвел взглядом явившихся к нему пред светлы очи.
      - Асфель, ты прекрасно понимаешь, что без твоего согласия никто из нас не позволит себе принять такое решение, - Маркутан высказал общее мнение.
      - А оно надо? Принимать.
      - Ну же, не будь букой, мальчик весь эфир переполошил, дай ему, что просит! – Триниэль мечтательно улыбалась собственным мыслям, время от времени облизывая губы, будто наслаждалась изысканным лакомством. – Джикел, ты бы пока наш предводитель сомневается, поддержал подопечного, а то и правда развоплотится и мы потеряем чудесную возможность наблюдать, чем закончится эта авантюра.
      - А я что делаю? Без меня он давно бы уже крыльями накрылся, – немного сварливо ответил тот, старательно разглядывая пейзаж за окном.
      - И ты, Брут?! – воскликнул Асфель, совсем уж непонятно к кому обращаясь.
      - Так что, снимать ограничение или оставить, как есть? – Маркутана все эти интриги только раздражали.
      - Я умываю руки, последствия будете расхлебывать сами! – снова попытался увильнуть верховный бог, прекрасно представляя, чем такой щедрый дар может обернуться для отдельно взятого целителя.
      - Так значит да? – Триниэль снова облизнулась и потянулась, мгновенно став похожей на огромную кошку, получившую в безраздельное пользование тазик сметаны.
      - С ограничениями! – строго рявкнул Асфель. – А то знаю вас, устроите балаган, а мне потом отдуваться. Эта стервочка Ариэль не преминет же укусить в ответ и спасать парня я не стану. Предупреждаю сразу.
      - С какими именно? – покровитель целителей не любил неопределенности.
      - Придумай сам, но чтоб он этим даром направо и налево не смог пользоваться. Только в очень редких, действительно крайних случаях.
      - За счет собственного здоровья и жизненной силы? – предложил Джикел, весело поглядывая на разом погрустневшую Триниэль.
      - Хорошо, так тому и быть! – огласил свой вердикт Асфель.

Маркутан постарался скрыть улыбку, и это не осталось незамеченным, но чему он улыбался никто не понял.


      Больше тянуть нельзя. Меня или услышали, или нет. Я начал читать исцеляющее заклятье, вкладывая в него всю оставшуюся силу. Небо качнулось и упало прямо на голову. Мир раскололся, исчезая во тьме. Последней мыслью стало, получилось ли? А может в поток эфира сейчас впорхнет не одна, а две искры. Сознание померкло, и уже растворяясь в серой мути беспамятства, я то ли услышал, то ли сам прошептал

      Прости. Прощай. Я скоро за тобой,
      Похоже, не успеешь и соскучиться.
      Я не вступаю в безнадежный бой.
      Я просто – в бой
      И дальше – как получится*

Нерс

      Джикел великий! Мой брат оказался из «этих самых»! Как же больно и обидно! Хотя Тим и пытался отрицать очевидное – я же своими глазами видел, как он вылизывал царапины от когтей, оставленные на спине любовника. Ууууууу! А пару то нашел, пару! Боги Атреи! За что мне такое наказание? Белокрылый ублюдок, вроде своих извращенцев мало! Джикел свидетель, если бы братишка так отчаянно не кинулся выгораживать паршивца, прибил бы на месте! В клочья бы порвал. Мееедленно, наслаждаясь каждым воплем и не позволяя раньше времени сбежать на воскрешение! До сих пор трясет! В Бездну, к балаурам! Немедленно! Утоплю гнев в крови, а там посмотрим. Но Тим одним фингалом не отделается, дома еще поговорим о том, зачем мужику задница. Я с него эти дурные наклонности выбью, чего бы мне это ни стоило!

      По пути встретил друзей, собирающихся в рейд на Дерадикон. Отлично! Там и элийцы частенько высаживаются. Я оскалился в предвкушающей улыбке. Боги Атреи! Пошлите мне сегодня встречу с тем смазливым негодяем, который сбил Тима с пути истинного! Увы, небесам было наплевать на страстное желание простого гладиатора. Хоть удалось частично выместить злость на соотечественниках белокрылой твари.

      - Ты сегодня прямо в ударе, - хмыкнул стрелок, когда мы прощались после удачного рейда, - а элийцев вообще чуть не голыми руками рвать кидался. Даже в какой-то момент жутко стало. Допекли чем-то?
      - Угу, - я не собирался откровенничать о позоре семьи.

      Просто развернулся и направился прочь. Жажда крови чуть приутихла, но никуда не делась. Ничего, в бездне балауров много. И ждет их сегодня бесславная смерть! Гррр…

      Остров сменялся островом, в ушах стояли крики и лязг стали. Я не выбирал дорогу, просто перелетая от одного клочка тверди, парящей в пространстве, к другой. И остановился лишь тогда, когда клокочущая ярость в душе сменилась всепоглощающей усталостью. Пора домой. Меня и так занесло в драконью задницу. Мертвая зона – кибелиски сюда не дотягивались. Первая же смерть станет и последней. Рука непроизвольно потянулась за никой. Великий Джикел! Ни одной не осталось. И по закону пакости, тут же показались балауры. Читать формулу возвращения не имело смысла – меня заметили, и полностью проговорить заклинание я уже не успевал. Оставалось только принять бой и если сдохнуть, то постараться продать свою жизнь подороже.

      Кровь и пот заливали глаза, копье в руках стало неподъемным. Каждое движение отдавалось дикой болью в израненном теле. Хвостатые твари уже давно могли меня прикончить, но им нравилось играть с жертвой. Прости, Тим, мы так и не успели помириться. Где-то на грани восприятия я услышал чей-то крик, враги отвлеклись на новое действующее лицо, оставив меня в покое. Но это была лишь краткая отсрочка перед смертью. Я упал на колени – ноги совсем не держали. Попытался встать, однако тут же ощутил щекой холодный камень. Кем бы ты ни был, незнакомец, отомсти за меня! Сознание медленно угасало, мир отдалился, а впереди замаячило голубое сияние потока эфира.

      И вдруг я очнулся. Перед глазами появилось ненавистное лицо элийского извращенца. Похоже, предсмертный бред. Лучше бы Тим пригрезился или из друзей кто. Губы белокрылого шевелились, как если бы он о чем-то спрашивал.

      - Интересуется, поставил ли ты нику, - приятный мужской голос, казалось, зазвучал прямо в голове. – Ответь ему. Да знаю, что говорить не можешь, знак подай, бестолочь!

      Какие странные глюки. Голоса. Элиец… Видать, хорошо меня по голове приложили. Когда же смерть, наконец? Видеть любовника брата совершенно не хотелось.

      - Они не любовники, идиот! Ладно, это после. Посмотри налево! Ну же, быстро!

Я послушно скосил глаза, но там ничего интересного не оказалось. Камни, труп балаура, кровь.

      - Хороший мальчик. А теперь направо!

Справа аналогичная картина. И чего ради я его послушал?

      - Отдыхай пока, болезный.

Голос пропал, а с ним и сознание. Мир заполнился тьмой.

      Придя в себя, я с удивлением понял, что чувствую просто великолепно. Ничего не болит, усталости как ни бывало. Попробовал открыть глаза и встать. Получилось! Похоже, пока я валялся в отключке, меня подлатал не просто целитель, а настоящий мастер своего дела. Так, так, а что здесь делает мой предсмертный бред? Белокрылая тварь валялась посреди трупов с весьма потрепанным видом. Ну, парень, ты попал! Я потер руки в предвкушении и возблагодарил богов за такой подарок. Потом пошевелил тело элийца носком сапога. Никакой реакции. Нагнулся и похлопал его по щекам. Да очнись же, кисейная барышня! Сейчас он смазливым не казался. Глаза запали, под ними залегли синие круги. Из прокушенной губы протянулась уже успевшая подсохнуть дорожка крови. Несколько ран, не особо серьезных, от таких не умирают, но, в общем, потрепал его кто-то не слабо. Элиец словно только что из боя вышел. Мне вдруг стало дурно. Трупы балауров, а рядом никого, кроме этого извращенца. Выходит, он меня спас? Будь тут кто-то из наших, белокрылого уже или добили бы, или связали как следует. Элийцы бы с самого начала дождались, пока меня убьют, а не стали отвлекать балауров на себя. Значит он. Не может быть! Я снова попытался привести негодяя в чувство, чтобы расспросить. Кажется, излишне рьяно. Но все равно без толку. Похоже на сильное магическое истощение. Приходилось уже наблюдать подобное. Распахнул остатки его куртки и стал искать аптечку. Целители всегда держат под рукой флаконы с эликсирами, восстанавливающими магию. Нашел. Пустую. Понятное дело, учитывая сколько ему досталось врагов, всё потратил. Да и меня как-то умудрился подлечить, хотя я до сегодняшнего дня считал, что такое невозможно.

      Оставаться здесь и дальше слишком опасно. Но просто бросить парня я уже не мог. Тяжело вздохнув, перекинул его через плечо – благо телосложения он был хрупкого, а меня боги статью не обидели, и начал читать длинную заковыристую формулу возвращения домой.

      Хвала Джикелу, появлялся любой воспользовавшийся подобным заклинанием в прихожей собственной квартиры или дома – у кого что имелось. Я представил, как топаю по Фернону с элийцем на руках, попутно раскланиваясь со знакомыми и нервно хихикнул. Только бы Тим никуда не умчался, уж он сможет что-то придумать, чтобы помочь этому типу, а то придется скоро размышлять, куда незаметно от глазастых соседей прятать труп. Настроение моментально испортилось, как только подумал про связывающие их отношения. Хотя странный голос и уверял, что я ошибаюсь. Ладно, потом разберемся.

      Брат оказался дома. Сидел за столом в рабочем кабинете и изображал крайнюю занятость. Такую, что даже взглянуть на меня некогда. Обиделся. Тем более, что дверь пришлось открыть ногой – руки-то заняты. На грохот Тим не повернулся, однако его недовольство просто повисло в воздухе и ощущалось, как приближение скорой грозы.

      - Я тут тебе подарок принес, - голос предательски дрогнул. – Ну, не дуйся, забирай скорее – держать тяжело, а на пол не положишь, он немного грязный.

      Любопытство пересилило и братец крутанулся в кресле, чтобы глянуть какую-такую испачканную штуку я ему приволок. Потом мгновенно оказался рядом, подхватил сползающее с моего плеча тело и, сверкнув яростным взглядом, буквально прошипел

      - Это ты его так?
      - Нет, хотя и очень хотелось.

Кратко пересказав случившееся, я пожал плечами.

      - Не бросать же его там было.
      - Ты уверен, что он не влил тебе эликсиры из твоей аптечки?

      Не обращая внимание на то, что шикарный ковер, до сего дня украшающий его кабинет безвозвратно гибнет, пропитываясь кровью, Тим аккуратно уложил элийца, потом метнулся к шкафу, притащил бинты, сбегал на кухню за теплой водой и занялся перевязкой, предварительно раздев и насколько возможно, обтерев того влажными полотенцами.

      - Да, - наблюдать за суетящимся братом было неприятно, но я понимал, что им сейчас движет насущная необходимость оказать хоть какую-то помощь. – Мои к тому времени уже закончились, а у него валялись лишь пустые флаконы из-под восстанавливающего магическую энергию. Да и не действуют их препараты на нас, сам же знаешь.

      Вообще, если быть честным и смотреть непредвзятым взглядом, то Тим на убитого горем любовника совершенно не походил. Да, старался как мог помочь элийцу, переживал, но я бы точно так же поступил, окажись тут вместо белокрылого любой из моих друзей или боевых товарищей. Никаких слез, соплей, заламываний рук и «очнись, милый!». Хотя сопли, слезы и патетика вообще были брату не свойственны. Голова кругом! Но я же видел то, что видел! Великий Джикел, помоги разобраться!

      - Нерс! – Тим встряхнул меня за плечо, выводя из тягостных раздумий. – Я знаю, что ты устал, но придется смотаться в Элтенен.

Что? Рехнулся что ли? Это не к торговцу сбегать на пяток минут туда-обратно!

      - Он умирает! – в голосе брата зазвенело отчаянье, и мои подозрения вспыхнули с новой силой. – У меня есть рецепт элийского целебного зелья, не спрашивай откуда – служебная тайна. Но нужные травы растут только у них. Нерс?

      Я скривился, но заставил себя кивнуть. Всё же долг жизни, как ни крути. Придется прогуляться к пространственному разлому. Перенёс белокрылого на кровать и, едва сдержавшись, чтобы от души не хлопнуть дверью, вышел из дома.

---------------------------------------

*стихи в этой главе - слова песни Алькор "Безнадежный бой"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 6. Кое-что о мотивации

121212.jpg

Тим

       Ненавижу свою работу. Грязнее, чем у городского палача. Пропитанная болью и страданиями во имя очередных «высоких» и «благородных» целей, она выжигает душу у любого, кто с ней соприкоснется даже мельком. Что уже говорить о постоянных сотрудниках. Каждый второй садист, маньяк или, как я, сумасшедший ученый, готовый взорвать мир ради очередного эксперимента.
Секретная лаборатория, одна из многих, где пленные элийцы и балауры перестают быть личностями, а становятся расходным материалом, различающимся лишь номерами. Подопытные кролики, на которых изучается… да много чего! Кто меньше знает, тот и спит спокойнее и живет не в пример дольше. Совесть меня никогда не мучила. Они враги и этим всё сказано. Жестокие, безжалостные твари, пришедшие на нашу землю, чтобы убивать. Ненавидящие и презирающие нас. Считающие животными, с которыми не стоит церемониться. Так почему бы не ответить тем же?

      В тот день, когда нам прислали новую разработку шиго, я как раз бился над одной заковыристой проблемой, для решения которой потребовался испытуемый, находящийся в полном душевном равновесии. А где такого взять? Спокойных и настроенных доброжелательно к «доктору», а в идеале еще и добровольно согласившихся на опыты, среди пленных не бывает. Накачать наркотиками нельзя – чистота эксперимента, знаете ли, штука капризная. Чуть что не так и результат получится абсолютно недостоверный. И тут в голову пришла блистательная идея. Прогуляться в район пространственного разлома, подождать какого-нибудь отправившегося на охоту элийца и предложить ему взаимовыгодную сделку. Убиваем друг друга, выполняем задание и вуаля! Халява, манящая легкостью и простотой. Не надо возиться, рисковать. Разумеется, среди белокрылых водилось и много желающих подраться ради самой драки, так кто мне мешал, исподволь наблюдая, выбрать подходящего кандидата? Психология была второй моей специальностью, и по внешним признакам определить тяготившегося заданием труда не составило бы. Так и случилось.

      Коллега, которого я сначала ошибочно принял за чародея, в бой не рвался, на контакт пошел легко, и вот уже мне удалось затащить его в уединенное местечко, где нам никто не помешает. Единственное, что смущало, это полное отсутствие привычных элийских закидонов. Парень не повелся на провокационные фразы об оскорбительных названиях рас, вел себя просто, без высокомерия, брезгливости или унизительной снисходительности полубога, вынужденного общаться с низшим существом. Очень странно, обычно даже сидя в клетках, они поначалу хорохорятся. Дальше больше. По моему плану, белокрылый с радостью должен согласиться сначала убить меня все пять раз – я даже запасся специальным стимулятором, чтобы выдержать довольно болезненную реакцию организма на столь частое воскрешение. Но потом в таком же состоянии окажется он, и я предложу кое-какие процедуры, якобы улучшающие самочувствие. Втереться в доверие к страдающему своевременной заботой и «помощью» гораздо проще. Всё, он мой. Настрой именно такой, как требуется, провожу эксперимент, делаю замеры, беру анализы тканей. Пока пациент в отключке, уничтожаю его нику, а после останется только закопать труп, и секретность соблюдена. Подлость, скажете вы. Нет, всего лишь военная хитрость.

      Всё полетело балауру под хвост с самого начала. Этот даэв вместо того, чтобы как полагалось нормальному элийцу, презрительно кривиться от наших пейзажей, жаловаться на холод, поторапливать побыстрее закончить с делами, так как ему зябко и темно здесь, с таким неподдельным восторгом уставился на озеро, что у меня челюсть чуть ноги не отбила. Он. Всерьез. Собрался. Купаться. Купаться! И это при том, что наше позднее лето, как у них зима. Боги Атреи! Парень чуть слюной не давился, глядя на теплую только для асмодиан воду. Потом он начал проявлять неуместное благородство, предложив убивать по очереди. Заботливый какой! Ничего не оставалось, кроме как согласиться – отказ выглядел бы слишком подозрительно. В результате, хоть мы и вымотались, но не настолько, чтобы переходить к следующей части плана.

      Ладно, придется пообщаться, располагая его к себе. Я мысленно скривился – о чем можно разговаривать с белокрылым? Отвечать на дурацкие расспросы, не мешают ли нам когти задницу подтирать и не травмируем ли мы ими партнера, занимаясь любовью. Или выслушивать дифирамбы Элиосу, являющемуся чем-то вроде воплощения райских кущ в этом мире. Эх, на какие жертвы приходится идти, чтобы заполучить подходящий материал для исследований. Но сначала немного веселья. Купание. Подмигнул вымотанному коллеге:

      - С разбега? И кто быстрее доплывет до вон того дерева на противоположном берегу.

      Элиец бросил взгляд на заявленный ориентир, согласно кивнул, пряча улыбку:

      - На счет три?

Я мысленно потер руки в предвкушении.

      - Три!

      И приготовился наслаждаться шоу. Сейчас белокрылый, подгоняемый азартом, прыгнет в воду, а потом вылетит из нее, оглашая окрестности диким визгом недорезанного фогуса. Да, да, горячие источники… Но они далеко, дорогой мой друг. В общем, купаться можно, хе-хе, если ты асмодианин. Парень вошел в воду красиво, почти без брызг и, плывя каким-то необычным стилем, быстро оказался почти на середине. Оглянулся на застывшего на берегу меня, звонко расхохотался и уже не спеша сделал по озеру пару кругов, нырнул, под водой добрался почти до самого берега, рывком выскочил на поверхность, крутанувшись вокруг себя хитрым образом стукнул ладонями, посылая в меня целую тучу сверкающих капель. Так, где снова моя челюсть? Не наступить бы. Я молча плюхнулся на задницу. Элиец тут же оказался рядом, обеспокоенно заглянул мне в лицо.

      - Плохо? Пойдем, тебе нужно освежиться, сразу полегчает. Опирайся на меня, помогу.

      Да он меня до инфаркта решил довести, что ли? Не веря собственным глазам, осторожно бросил взгляд ему на спину. Гривы и хвоста нет, кожа гладкая, если его и изменяли, то делал это профессионал. Ну не может быть таких элийцев! Хотя… Если он меня и расспросами разочарует, то не успокоюсь, пока не узнаю, кто он на самом деле. Разочаровал. Ни единого из стандартно ожидаемых вопросов не задал, про солнечный Элиос соловьем не разливался, наоборот, с легкой грустью посетовал, что этот милый уголок вскоре придется покинуть. У меня голова шла кругом. Серьга шиго на его смерть реагировала, как надо. Полукровка? Нет. Наметанный взгляд сразу отметил отсутствие ключевых признаков.


      Спустя час, я готов был выть, словно каллиф в метель. Настолько родственная душа и в теле врага. Не верю! Не элиец он, готов съесть собственные сапоги, если ошибаюсь. Белокрылые через слово Асфеля не поминают. И вообще они высокомерные твари – тупые, агрессивные, самовлюбленные. Мою идею про потерявшего память после пыток шпиона Эрт с ходу отмел, сославшись на заключение непререкаемого авторитета. Конечно, их служба выявления измененных такой типаж пропустить просто не могла.

      Слово за слово, и даже не подозревая, какую бурю вызывает в моей душе, парень согласился «кое-что быстренько проверить». Боги Атреи! Мне хотелось биться головой о стену. Как говорится, за что боролся, на то и напоролся. Кажется, вот она, цель всех телодвижений. Готовый клиент, доверчиво растянувшийся на травке. Ставь свои эксперименты и радуйся! Я легкими движениями втирал ему в кожу реактивы и понимал – не смогу. Рука не поднимется. Только пару-тройку самых безобидных тестов, не больше. О, Маркутан! Если бы мы жили по одну сторону Бездны, всё бы сделал, чтобы стать его другом. Зачем меня вообще понесло сегодня к разлому!
Как обычно, исследования меня захватили настолько, что напрочь лишили и чувства меры, и здравого смысла. Иначе я никогда бы не решился на недавно найденный в древней книге ритуал. Магия крови вообще штука непредсказуемая и настолько опасная, что на сто теоретиков обычно приходится только один практик, да и тот долго не живет.

      По закону пакости, прямо на середине пришлось прерваться. Я зачем-то срочно понадобился старшему братцу и Нерс, заявившись сюда, застал весьма пикантную сцену. Разумеется, сразу неправильно всё понял, закатил грандиозный скандал, чуть не убил моего элийца и удалился в таком состоянии, что мне стало за него страшно.

      Я проводил Эрта до разлома, убедился, что он благополучно покинул Асмодею, и побрел домой в полной прострации. Нельзя начинать видеть во врагах хорошее. Элийцы должны ассоциироваться у меня только с безликим злом, средоточием всех мысленных пороков, иначе я больше не смогу вернуться к работе. А из нашей конторы перейти можно будет только в потоки эфира – слишком уж много секретов мне известно.


      Удобное кресло, заваленный бумагами стол, в руках лабораторный журнал, который я так и не успел вчера просмотреть и поэтому взял домой. Несколько часов пялюсь в одну страницу и ничего не вижу – буквы и цифры расплываются перед глазами, а мысли далеко-далеко.

      Забегал Стив, друг и собутыльник брата, отличный стрелок, частенько составляющий ему компанию в рейдах на Дерадикон. Спрашивал, что случилось. Нерс сегодня был как не в себе, на балауров даже не смотрел. Зато на элийцах отрывался по полной. Так зверствовал, что его приятелям жутко стало. И это воинам-профессионалам, насмотревшимся на всякое. Что я мог ответить? Только сделать недоуменное лицо и пожать плечами. Не рассказывать же, как мой брат фатально ошибся, приняв собственный обман за действительность, и приписал мне в любовники элийца. Вот и срывает на них злость. Стив ушел, и я вдруг представил, что Эрта вполне могли послать со штурмовой группой на тот Дерадикон. Зачем мы только встретились? Теперь будет душа болеть за обоих. А если их пути пересекутся?

      Воображение живо нарисовало каменную пустыню затерянного в Бездне безымянного острова, настолько далекого от основных трасс, что Кибелиски туда не достанут. Гладиатор и целитель. Чей труп навсегда оденется саваном крыльев? Сердце сжалось в дурном предчувствии. Только не… кто? Я вдруг с ужасом понял, что не хочу терять их обоих. Можно попытаться уговорить Эрта на изменение. Его же в Элиосе ничего не держит – ни семьи, ни друзей. А здесь ему и климат, что удивительно, нравился и вообще, найдет себе местную симпатяжку, женится… Наши девушки не рыбомордые элийки, красавицы. Огонь!

      - Ага, ты его еще к себе в лабораторию устроить помечтай! – глумливо остудил пыл внутренний голос. – Только не перепутай, ассистентом, а не подопытным. И будете вместе белокрылых препарировать.

Меня снова затрясло.

      - Асфель великий! Маркутан! Джикел! Разведите их пути подальше, чтоб никогда не встретились!
      - Поздно пить отвары, когда почки в штаны осыпались!

      Да что такое? Никогда никаких внутренних голосов не слышал, и вот пожалуйста. Еще и подкалывает, шутник хренов!

      В прихожей раздались тяжелые шаги. Нерс вернулся! Не успел я решить, как с ним общаться – всё же бить брата по лицу, да еще и не сняв латную перчатку, это моветон. И повод, чтобы обидеться. Так и поступлю. Пусть сначала извинится, а уже потом поговорим.

      Дверь отлетела в сторону от пинка и с треском ударилась в стену. Вот значит как? Я тут извожусь, переживаю за него, а он с ноги открывает? Сделаю вид, что его вообще не существует. Совсем оскотинился, общаясь с наемниками!

За спиной слышалось пыхтение брата, а потом виноватое

      - Я тут тебе подарок принес. Ну, не дуйся, забирай скорее – держать тяжело, а на пол не положишь, он немного грязный.

      Хм, подарок – это хорошо. И объясняет, почему руками многострадальную дверь не открыл, заняты значит были. Но грязный? Любопытство взвыло диким волком. Что за подарок и почему грязный? Обижаться потом буду, сейчас я должен знать. Резко крутанулся на кресле и на мгновение буквально завис. С плеча Нерса медленно сползало избитое, окровавленное бесчувственное тело элийца. Они все-таки встретились, прав был внутренний голос.


      Я сижу у его кровати и не могу заставить себя уйти заниматься делами, хотя прекрасно понимаю, что моё присутствие бесполезно. Мысли скачут по кругу, причиняя почти физическую боль. Пока брат соберет травы, пока вернется, потом нужно еще время, чтобы приготовить эликсир… Как бы не было поздно. Лицо Эрта побледнело настолько, что по цвету почти сливается с подушкой, отчего синяки и кровоподтеки еще сильнее бросаются в глаза. Дыхание становится все реже и слабее. Он умирает. А нику, даже если и успел поставить, давным-давно нашли и уничтожили балауры. Ни один элийский кибелиск сюда, в Фернон не дотянется. Эта смерть станет окончательной, душа отправится в потоки эфира. На работе у меня полный шкаф нужных зелий, но каждая баночка на счету. Сразу возникнут ненужные вопросы, полетят доносы коллег и, как результат, плотное наблюдение Службы безопасности. Получится еще хуже. Спасти то я парня спасу, но ненадолго. И закончит он свои дни в такой же, как моя лаборатории. Нет, надо дождаться Нерса. Слава богам, хоть рецепт я отлично помню. Если бы наши зелья действовали на элийцев! Или лечебные заклинания. Но как-то же он брата вытащил с порога смерти!

      - Великий Маркутан!
      - Чего тебе?

Снова глюки и привязавшийся внутренний голос. Я схожу с ума.

      - Сам ты глюк, сначала зовешь, потом оскорбляешь. Не боишься в таком тоне с богом-то беседовать?

Я подпрыгнул на стуле и повернулся так быстро, что едва собственную спину не увидел. В кресле у окна сидел импозантный мужчина и лениво листал какую-то книгу.

      - На колени не падай – не люблю я этого, - сказал он, небрежно швыряя книгу на столик.- Ну, чего уставился, как кадет на панталоны мадам Бобарики? Эй, ты там отмерзай побыстрее, времени нет с тобой нянчиться.

      Потом бог поведал о том, каким образом Эрт получил уникальную способность исцелять представителей другой расы. Закончил он тоже весьма неожиданно.

      - Ты же, профан и неуч, на будущее запомни: ритуалы крови умри, но заверши! Понял? Понял, я тебя, олух, спрашиваю?

Все еще пребывая в шоке я едва нашел силы, чтобы кивнуть.

      - Ты даже не представляешь, сколько энергии мне понадобилось, чтобы вы оба тогда не влетели в поток эфира, да еще и на весьма приличной скорости. Из-за незавершенного ритуала между вами образовалась магическая связь, убрать которую вряд ли кому получится. Зато тебе повезло вдвойне. Что элийцу дали после долгих споров, ты получил через нее автоматически. Только помни про цену и не усердствуй, как вот он. Ну, чего ждешь? Из потока эфира даже я не смогу его вытащить. Лечи давай, брат твой увлекся и в ближайшее время не появится.


      Беспамятство Эрта перешло в здоровый сон и только тогда я, вздохнув с облегчением, плюхнулся отдыхать в кресло, которое совсем недавно почтил своей святостью Маркутан. Нерс пришел через два или три часа, красуясь свежими шрамами через весь лоб и на щеках, помахивая чьей-то изящной явно дамской сумочкой. Заметив блаженную улыбку, с которой я смотрел на спящего, брат сразу помрачнел и буркнул нечто нелицеприятное про сторонников нетрадиционной любви. За что был немедленно обозван идиотом и усажен читать тот самый томик, который листал бог. В нем, как нетрудно догадаться, приводилось описание прерванного ритуала. Дойдя до строк об обязательном слизывании крови, братишка побагровел, закашлялся и, пряча глаза, начал извиняться. Так то! Потом я рассказал ему о происшедшем в его отсутствие.

      Нерс же, смущаясь, покаялся, что собирать траву не захотел, а решил вопрос проще – можно ведь напасть на первого же встречного элийца и отобрать у того уже готовые эликсиры. Первой встречной оказалась юная чародейка, совершенно неопытная, как боец, и думающая о выскакивающих внезапно из кустов асмодианах одни пошлости. В результате брат обзавелся боевыми царапинами, нанесенными наманикюренными ногтями – свой посох эта особа отбросила сразу, держать его пальчиками с «коготками» без привычки оказалось проблематично. Затем его дважды обозвали. Причем второй раз как раз за неисполнение страхов юной леди. Банальное ограбление вместо насилия показалось ей особенно обидным.

      А эликсиров в сумочке не было. Куча дамской мелочевки, пара свитков телепортации в столицу – видать, чтоб быстрее попадать в салоны, и немного наличности. Так, что пришлось снова устроить засаду и отобрать необходимое у следующей жертвы. Только теперь Нерс всех элиек беспрепятственно пропускал, дожидаясь парня, поэтому и задержался.

      Кстати, сумочку чародейки он притащил исключительно, чтобы надо мной поиздеваться, торжественно вручив в подарок.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 7. Тонкости асмодианского произношения

asmo.jpg

       Последняя неделя оказалась насыщеннее событиями, чем два предыдущих месяца. Странный подарок богов, магическая связь с асмодианином из-за прерванного ритуала… Много чего произошло. Нестор, которому я все-таки принес редкие ингредиенты из Бездны, на удивление не обманул. Увы, долгожданный орб показал снова не моё прошлое. Убийство Экуса. Печальный эпизод, ни на йоту не приблизивший меня к разгадке собственной тайны. Нестор же пришел в нешуточное волнение, понес какую-то ахинею про очередное общество, естественно жутко секретное, преследующее впрочем, давным-давно измусоленные всякого рода заговорщиками цели всеобщего равенства и братства. Плюс мир во всей Атрее. Ха-ха три раза. Захоти боги, давно бы уже установили его, договорившись между собой и найдя компромисс. Увы, всем выгодна именно война. И пронырливым шиго, делающим на армейских поставках нешуточные капиталы, и военной аристократии, прочно захватившей власть, как у нас, так и у асмодиан или балауров, и маньякам от науки, ставившим жуткие эксперименты, немыслимые в мирное время.

      Я вздохнул. До сих пор не верилось, что Тим один из этих маньяков. Нестор воспринял мою печаль, как полное одобрямс своим идеям, с ходу объявил меня другом Теней, так они себя называли, и отправил к другим руководителям их организации с известием, что Икароникс оказался таким-сяким бякой, предателем и вообще подлежит немедленному уничтожению. Приводить приговор в исполнение, разумеется, поручили тоже мне. Можно было бы послать их всех подальше, но я чувствовал вину перед Экусом и моими людьми, отправленными на смерть негодяем. Так что наши планы мести совпали. Тени быстренько нашли предателя, спрятавшегося у повстанцев Ривара, и обещали мне помочь пробраться на их базу. Если честно, план был самоубийственный. Но так уж сложилось, что друзей, которым можно было довериться в столь щепетильном деле, у меня не оказалось. Придется отправляться в одиночку и молить всех богов, чтобы перед смертью успеть завершить начатое, а не сдохнуть понапрасну. Нику там не поставишь, страховки не будет.

      Одолеваемый мрачными мыслями, я быстро привел в порядок немногочисленные дела и решил напоследок заскочить попрощаться со своими асмодианскими приятелями. Однако эта сумасшедшая парочка, узнав подробности, огорошила заявлением, что одного меня никуда не отпустят.

      - Возражения не принимаются, - категорически отмел все аргументы Тим и его глаза сверкнули алым пламенем.
      - Ну и как ты себе представляешь наш поход? – хмыкнул я. – Мы же агента Теней, работающего под прикрытием и обеспечивающего проникновение на базу, до инфаркта доведем одним своим видом. Асмодиане и элиец в одной команде!
      - Чушь! Ты забыл над чем я работаю. Пара часов, заодно и новую методику проверю, и пойдем к повстанцам настолько чистокровными няшками, что любая расовая комиссия еще и за эталон примет!
      - Тим дело говорит, - вмешался Нерс, - неужели и правда жить надоело? Ты же собирался память возвращать. В потоках эфира это будет затруднительно. Пойдем, прибьем твоего Икароникса, а потом отметим хорошо! У нас праздник завтра. Народа соберется! Фернон три дня гудеть будет. Я тебе уже и девушку присмотрел, чтоб не скучал. Красотка! Вот такая!

      Гладиатор изобразил в воздухе нечто настолько грудастое и жопастое, что мне стало слегка жутковато.

      Операция прошла как по нотам, даже несколько скучновато. Пришли, проникли, нашли, убили. Предатель постоянно отирался среди повстанцев, и в защищенной цитадели опасаясь надолго уединяться. Кроме этого он тоже оказался измененным. Дополнительные возможности, усиленное тело, способность менять облик. Но против троих элийцев, явившихся, словно в дешевом боевике, в одинаковых солнцезащитных очках, охрана ему не помогла. Мы немного нашумели, поэтому в конце пришлось спешно уносить ноги. Зато на душе сразу такой покой воцарился, как только увидел не только труп Икароникса, а и слияние его сущности с голубым сиянием эфира.

      В этом размякше-благостном состоянии я неосторожно согласился вернуться с друзьями в Асмодею, чтобы привести себя в порядок. Ну и где была моя голова? Ведь Нерс четко сказал: «Вот такая красотка!» Вот такая! Что и балаура голыми руками удавит, и ни в один рифт по тоннажу не пройдет.

Едва мы оказались в прихожей, как в дверь яростно заколотили.

      - Стив! – осклабился гладиатор. - Только он ломится, будто на пожар.

      Тим охнул и сделал движение, чтобы помешать брату, но тот уже щелкнул замком и впустил в дом торнадо, действительно оказавшееся его приятелем-стрелком. Увидев перед собой трех элийцев в залитой кровью одежде, парень на мгновение застыл, однако почти сразу же рванул из ножен висящий на поясе кинжал.

      - Бу! – заорал Нерс, скорчив страшную гримасу, и тут же разразился хохотом.
      - Джикел тебя побери! Я же чуть в штаны не навалил!– смачно выругался стрелок, узнавая братьев и убирая оружие. - Ну ты мастер, Тим! Представляю, как офигели белокрылые, когда на них вроде бы свои напали! Я раньше думал, измененные только шпионят, а не рейды устраивают. Возьмите и меня в следующий раз!
      - Мы не собирались драться, так вышло, - хмуро бросил ученый, делая за спиной знаки брату выпроваживать гостя.
      - А я зашел по поводу завтрашнего гуляния, - ничуть не смутившись прохладным ответом, продолжил Стив, - ребята арендовали столик в «Пьяном фогусе», но нам бы еще двоих, чтоб кого из чужих не подсадили – сами понимаете, когда мелле некуда будет упасть, пустые места долго такими не останутся и плевать, что за них уплачено. Тим, не корчь рожи, уважь парней! Посидишь часок, потом уже все наберутся, девок приволокут и пойдешь к своим колбам!

Тут он соизволил, наконец, заметить меня и небрежно кивнул.

      - Стажера вот захватишь, чтоб не скучать. Ребятам скажу – не обидят. И вам хорошо, будете друг с другом на заумные темы трындеть, и парням расслабиться без нервных штатских. А то прошлый раз увлеклись, так сам знаешь, чем закончилось. – стрелок расхохотался и, повернувшись ко мне, хлопнул по плечу, доверительно сообщив, – Представь, обсуждаем тонкости быстрого допроса в полевых условиях и тут развесивший уши бакалейщик падает в обморок мордой прямо в салат! Он что думал, наемники у пленных сведения с кружевными платочками в руках слезно вымаливают? Ну, чего молчишь? Проси наставника согласиться! Потом перед друзьями-ботанами хвалиться станешь, что за одним столом на равных с элитным отрядом сидел.

Стив цапнул мой посох, покрутил в руках, потом поставил подальше в угол и шутливо погрозил пальцем.

      - Я-то понимаю, что трофей и для такого салаги довольно ценный, но остальным не объяснишь, когда переоденешься и облик вернешь. Еще примут за измененного – слишком уж он элийский. Напомни после праздника, я тебе наш боевой подарю. Кстати, неплохая работа, видать чародей им владевший был не из последних.

Стрелок вдруг сально усмехнулся.

      - Нерс, а что мальчишка молчит, будто язык проглотил? Или это у вас девчонка переодетая? Вот и боится голосом себя выдать. Уж больно мордашка миловидная, как для парня.

Наемник потянулся потрепать меня за щеку, подмигнул и причмокнул губами

      - Так я угадал, сладенькая?

      Братья кидали то на меня, то друг на друга полные отчаянья взгляды, ища выход из, как им казалось, катастрофической ситуации. Так уж вышло, что между собой мы разговаривали исключительно на элийском. И теперь они были уверены в моем абсолютном непонимании речей Стива. Соответственно, его последние жесты, сопровождаемые вполне однозначной мимикой, должны были показаться мне особо оскорбительными. Тим уже открыл рот, чтобы хоть как-то отвлечь стрелка от моей персоны, однако я начал действовать раньше.
Перехватил протянутую ладонь, резко вывернул, одновременно нажимая на болевую точку, отчего бедолага сдавленно охнул и присел, пытаясь облегчить мучения, но тут же замер, услышав ни разу не женский голос. Цедя слова сквозь зубы, в точности копируя интонации учителя, называвшего эту манеру речи «ответ вышестоящего зарвавшемуся низшему, забывшему о субординации», произнес, будто сплюнул:

      - Посох принадлежал целителю. Я не стажер, а коллега Тима. И уж тем более не девушка. Еще вопросы есть?

      Стив побледнел и, забыв про боль, попытался вытянуться во фрунт. Пришлось его отпустить, чтоб не покалечить. Наемник, стуча зубами, начал многословно извиняться. Очень странно. Нет, мне конечно не раз доводилось наблюдать такую же реакцию на тон учителя, но ведь он знаменитость, можно сказать легенда, не то что грязный и уставший незнакомец, каким я предстал перед стрелком. Да что происходит, Асфель побери! Нерс застыл с открытым ртом, уронив челюсть. Тим смотрел на меня глазами шиго, узревшего россыпь кинар, валяющихся в придорожной пыли. Кажется, я переборщил. Надо срочно сгладить впечатление, иначе завтра все застольные беседы будут вертеться вокруг моей скромной персоны.

      - А что касается праздника, так это как Тим скажет. Я здесь просто гость, один из многих, - сделав ударение на последнюю фразу, намекнул на секретность и инкогнито.

Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы не поползли ненужные слухи. Выдавать себя за важную персону совершенно не хотелось.

      - П-пожалуй мы к вам присоединимся. – Милостиво кивнул Тим, слегка заикаясь.

Стив куртуазно раскланялся, чего я от него точно уж не ожидал и выскочил за дверь, словно ошпаренный.

      - Эрт, так ты говоришь по-нашему, вот сюрприз, - отмер наконец Нерс.
      - Великий Маркутан! Как бы хотелось знать, кто тебя научил языку и поставил выговор! Ну почему ты ничего не помнишь! – взревел Тим, чуть ли не рвя на себе волосы.
      - Горячая ванна с травяным настоем, чистая сухая одежда, хорошее вино и, так уж и быть, на второй вопрос отвечу, - усмехнулся я, - откуда знаю язык действительно не помню, а вот поставившего столичный акцент забыть трудно.
      - Имя! – Тим схватил меня за плечи и чувствительно тряхнул, - Клянусь, потом любой каприз, но сейчас назови мне имя!
      - Расберг, - я улыбнулся, искренне наслаждаясь произведенным эффектом.

Грохот выпавшего из рук Нерса копья заставил нас всех вздрогнуть.

      - Ха-ха, хорошая шутка, но больше так не надо, - гладиатор поднял оружие и посмотрел на меня с осуждением, - он слишком ненавидит элийцев для этого. Придумай что-нибудь более правдоподобное.

Я только пожал плечами и пошел мыться. Возвращаться в Элиос выглядя, словно отпахав смену на скотобойне совершенно не хотелось.
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

  Спустя некоторое время, полностью приведя себя в порядок и потягивая отличное вино, я взглянул на разве что не поскуливающих от нетерпения братьев и, вздохнув, начал рассказывать о событиях, оставивших о себе слишком уж неоднозначное впечатление.

      Однажды судьба занесла меня по делам в деревню Юфросин, что в Интердике. Ряд весьма печальных, но ни в малейшей степени не относящихся к теме обстоятельств оставили меня практически без средств. Надежда разжиться деньгами, сняв их с банковского счета не оправдалась. В этом забытом богами уголке не оказалось ни банка, ни даже ростовщика-шиго, готового ссудить немного кинар под залог и проценты. Обычно в таких случаях я не брезгую любой подработкой, но и тут меня ждала неудача. В деревне квартировала Небесная флотилия. Гонять расплодившуюся в округе нежить было кому по долгу службы. В героях-одиночках никакой потребности жители не испытывали. Весьма печально, особенно учитывая местную специфику. Кошмарный энергетический фон и застилающая полнеба черная воронка призрачного смерча, которая, как меня всерьез уверяли, уносит души погибших куда-то вглубь зараженных земель, не давая возродиться на деревенском кибелиске. Конечно, чушь полная, но именно так здесь принято было объяснять возникновение орд нежити.

      Я уже всерьез собирался покинуть Юфросин пешком, невзирая на опасности такого путешествия и весьма неблизкое расстояние до ближайшего поселения, когда ко мне подошел богато одетый старик и поинтересовался, не желает ли даэв немного заработать. Разумеется да, даэв, привыкший телепортироваться, а не бить ноги по скверным дорогам очень даже желал. Так я оказался в доме зажиточного селянина, назвавшегося Зетусом. За обильным обедом, пришедшемся как нельзя более кстати, старик поведал, чего собственно, желает.

      - Когда же наступит мир в нашей деревне? – патетически начал он, размахивая вилкой.- Сначала с нежитью сражались простые даэвы. Теперь Небесная флотилия. А результат? Нет его! И не будет, пока борются со следствием, игнорируя причину. Я же знаю, как расправиться с нежитью вообще не вступая в бой! Хотите послушать?

Зетус вонзил вилку в бок отлично прожаренной куропатке и поднял ее над столом, словно боевое знамя.

      - Если на то пошло, разве вся эта нежить не слуги Расберга? Если убить его, то и они исчезнут! А тут подняли такой шум – все думают, как же расправиться с нежитью. Вот так, очень просто!

Старик смачно плюхнул птицу себе в тарелку и демонстративно покромсал ее на кусочки. Немного помолчал, пережевывая, затем сделал глоток вина и продолжил.

      - Расберг не так страшен, как о нем говорят. На самом деле, это любовь лишила его рассудка. Влюбленный не может думать ни о чем другом, кроме объекта своего обожания. Как насчет того, чтобы притвориться Майне и убедить его вернуться в Асмодею? Не смейся, а хорошенько подумай.

Всё ясно. Бедняга выжил из ума. Перспектива вернуться телепортом рассыпалась сверкающими осколками. Досадно, но ничего не поделаешь.

      - У меня есть та самая флейта, на которой играла Майне, - заговорчески подмигнул селянин, - и настоящая стенонская туника. Да-да, жуткая редкость по нынешним временам. Но Майне обожала алый цвет и постоянно носила ее. Каких денег мне стоило добыть полный комплект! Пришлось заказывать в Элиосе у Аркинии, торгующей священными одеяниями. Те, кому нужна старинная одежда, всегда обращаются к ней. Дерет дорого, зато гарантированно получишь искомое, а не подделку-новодел, годную разве что для театральных подмостков.
      - И как Вы себе это представляете? Я буду носиться по окрестностям в женском платье, распугивая нежить трелью свирели и криками: «Расберг, ну где же ты, милый?»

Зетус расхохотался, затем погрозил мне пальцем

      - Экий затейник! Думаю, гейзер Патемы – идеальное место для встречи с ним. Переоденешься в Майне и ступай туда. За гейзером есть старинная статуя. Если постучать по ней и сыграть на флейте, то тут же появится Расберг. Постарайся убедить его вернуться. Не слишком сложное задание за…

      Тут он назвал такую сумму, что уже вертевшиеся на языке слова отказа куда-то мгновенно испарились. Асфель подери! Гейзер Патемы находился практически рядом с деревней. Выйти из главных ворот, перейти мост через небольшую речушку, свернуть налево и вот он, местная достопримечательность. Там даже нежить не появлялась – настолько близко к Юфросину.

      - А если Расберг не придет? – задал я провокационный вопрос, начиная понимать истинный смысл щедрого предложения.

      Как и ожидалось, старик с жаром бросился заверять меня в невозможности подобного исхода авантюры. Я продолжал высказывать сомнения, пока мне открыто не пообещали заплатить в любом случае. Отлично! Теперь можно было и соглашаться. Дело в том, что в весь этот бред с отирающимся чуть ли не у самых ворот асмодианином, готовым наивно принять любого нацепившего ядовито-розовые тряпки за свою драгоценную Майне, я не поверил. А вот вариант розыгрыша исключать не стоило. Отчаянно скучающие в захолустье флотские и не на такие шутки способны. Почему бы и не посмеяться над заезжим даэвом? Кто-то наверняка нарядится Расбергом и меня будут или банально пугать, или раскручивать на непристойности под предлогом условия возвращения в Асмодею. Ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним. Мысленно потирая руки, я уже начинал сочувствовать тому, кому достанется роль асмодианина. Пара проверок на призрачность и морячки надолго зарекутся подшучивать над незнакомцами. И половину гонорара потребую авансом! Этих денег мне вполне хватит, чтобы успеть унести ноги после представления.

      Зетус пришел в восторг услышав согласие на авантюру и отсчитал кинары, едва не подпрыгивая от радости. Увы, посох и кольчугу пришлось оставить у него в доме. Впрочем, нечто подобное я и ожидал. Вряд ли мне позволили бы явиться к гейзеру с оружием и в доспехах. Ладно, справлюсь. Натянув кое-как довольно тесную даже для моего хрупкого сложения тунику, я взял флейту и позволил прибежавшей на зов хозяина служанке уложить волосы в высокую прическу, щедро украшенную искусственными цветами и лентами. От макияжа наотрез отказался – хватит с них того, что есть. И так вид, словно у шлюхи из дешевого борделя. Поморщился, обозрев себя в громадном зеркале, и отправился навстречу приключениям под аккомпанемент наставлений говорить с Расбергом как можно более тонким голоском.

      Быстро добравшись до гейзера, честно постучал по позеленевшей от времени статуе и поднес флейту к губам. Надо заметить, играть на ней я почти не умел. Думаю, Майне услаждала слух возлюбленного какими-то сложными композициями модными в то время. Пафосная особа, какой она мне представлялась, вряд ли снизошла бы до похабной песенки про озабоченного пастушка, трахающего всё, что шевелится.

      Увы, никакой другой мелодии я больше не знал. Да и ту разучил еще будучи простым наемником, чтобы по просьбе Дамину разбудить от колдовской спячки их старейшин. Куплет про то, как неугомонный пастух добрался до разомлевшего на солнышке и невовремя задремавшего древня оказался поистине чудодейственным средством.

      Я ухмыльнулся, припомнив эпитеты, которыми наградили меня за старание мигом проснувшиеся старейшины и сам не заметил, как увлекся, попав под очарование незатейливой мелодии. Плеск воды, шелест листьев, задорный припев, прилипчивый словно мюта – все слилось воедино, унося меня в воспоминания о простых радостях и пасторальном благолепии Акариоса.

      - Майне? – низкий мужской голос, в котором звенела затаенная надежда, прозвучал откуда-то сзади, мгновенно вырвав меня из мечтаний, возвращая в реальность.

Как с небес на грешную землю. А вот и шутники пожаловали.

      - Да! – досадуя, ответил несколько резковато.

Изменять тембр, как советовал Зетус я и не подумал. Перетопчутся.

      - Как ты посмел?! Да за такой обман даже не знаю, что с тобой сделаю! Для начала убейте его!

      Яростный вопль заставил меня вздрогнуть и резко обернуться. Асфель подери! Шутками тут и не пахло. За моей спиной стоял взбешенный Расберг собственной персоной. С двумя весьма решительно настроенными адъютантами. А на мне только тесные розовые тряпки и вместо оружия старинная флейта. Не знаю, как всё сложилось бы, будь я в полной экипировке, но сейчас у меня не было ни единого шанса. Попытка спастись бегством, благо до деревни рукой подать, закончилась печально. Запутавшись в длинной юбке, я рухнул на землю. Подняться мне уже не дали. Сверкнули клинки, короткий пароксизм боли и вот уже душа несется, подхваченная призрачным смерчем куда-то вдаль. А ведь правы оказались деревенские – возродиться в Юфросине не получится.

      Черный кибелиск подавлял своей чужеродностью. Душа попыталась вырваться, изменить траекторию полета, миновать его любой ценой, однако неудержимая сила впечатала ее в блестящую поверхность.

      Кости, едва покрытые кусками гниющей плоти. Ржавые латы. Проклятый кибелиск превратил меня в нежить! Нет! Не хочу! Отчаянье захлестнуло сознание, как вдруг мир словно мигнул и я без сил свалился на стылую землю. Кошмар, привидится же такое! Всё тело болело, ничего удивительного - после возрождения всегда ощущения ниже среднего, и это, о счастье, было моё собственное тело, а не мертвая плоть унфеста.

      - Что ты сделал? – раздался над головой требовательный голос.

Асфель побери! Расберг! Я со своими переживаниями совершенно забыл о нем, а зря. Ничего, сейчас мне напомнят, мало не покажется. Заодно и доходчиво объяснят про классическое местонахождение бесплатного сыра.

      - Отвечай, как тебе удалось преодолеть чары кибелиска? Ты должен был превратиться в нежить!

О боги! Значит, мне не показалось! Асфель и Тьма! И что ответить? Он же не поверит! Но с губ уже сорвалось растерянное

      - Не знаю…

Асмодианин усмехнулся.

      - Может, стоит попробовать убивать тебя сутками напролет? И любопытство удовлетворю, и за обман накажу, как следует.

      Я молча пожал плечами. Брякнуть что-нибудь пафосное, идеологически выдержанное? Полный бред и театральщина. Если захочет, то будет убивать. Никакие слова не помогут, и удовольствия от созерцания мучений врага не испортят. Сколько смогу выдержать воскрешений подряд, прежде чем свихнусь от боли? Десять? Двадцать?

      - Смотрите-ка, гордый! – глумливо рассмеялся Расберг, обращаясь к вампирам и своей свите, обступивших нас плотным кольцом. – В ноги не валится, пощады не просит. Какой-то нам сегодня попался неправильный пленник. Эй, элиец, надеешься на что-то?

Я поднял голову и твердо взглянул ему в глаза.

      - Не надеюсь, но и зря унижаться не вижу смысла. Ты же всё равно меня не отпустишь.
      - Ишь как заговорил! Значит, решил честью не поступаться и достоинства не терять? Да?

Он нарочито грубо выдрал из моей прически цветок вместе с изрядным клоком волос и сунул прямо в лицо.

      - А когда собирался играть на моих чувствах о чем думал? Тоже о чести и достоинстве? Вы убили Майне лишь за то, что она посмела полюбить! Теперь же пытаетесь избежать моей мести, посылая ко мне жалкие пародии, карикатуры на нее. Зачем? Всерьез считаете, что я размякну, глядя на раскрашенных шлюх обоего пола? Ах да, это же так по-элийски, считать других полными идиотами. Что молчишь, словно язык проглотил? Поведай нам о гениальных мыслях, посетивших тебя у гейзера Патемы. Кстати, расскажи заодно и почему выбрал простую пастушью песенку. Твои предшественники подходили к делу основательнее. Элегии разучивали, ноктюрны.

      Я разозлился. Не на презрительный тон асмодианина - на самого себя, бездумно полезшего в довольно гнусную историю, и на старика Зетуса, в эту самую историю меня втравившего. Терять было по-любому нечего, поэтому я, ничуть не смущаясь, вынул из пальцев Расберга многострадальный цветок и снова воодрузил его в порядком растрепавшуюся прическу.

      - Тебе действительно интересно? Ну, тогда слушай. Думал я исключительно о деньгах. Поиздержался, знаешь ли, в дороге, на телепорт не хватало, а топать пешком совершенно не хотелось. В тебя я вообще не верил, уж прости за откровенность. Про вашу с Майне любовь и смерть в Юфросине любой бездельник сказку расскажет, причем каждый раз с новыми подробностями. Делать ставку на местные побасенки? Для этого надо быть или поэтом или сумасшедшим романтиком. А я ни тот, ни другой.

      Расберг уставился на меня, выпучив глаза. Остатки разума и чувство самосохранения буквально требовали заткнуться, причем немедленно, но меня уже понесло.

      - Зато логика подсказывала иное. Чем не развлечение для скучающих флотских попугать наивного даэва, польстившегося на щедрый гонорар? И ждал я там не тебя, а того, что с минуты на минуту выскочит из кустов какой-нибудь размалеванный под призрака служивый, надеющийся грозным ревом обратить робкого штатского в паническое бегство. Вот была бы тема для зубоскальства – обсуждать путающегося в юбках чужака, с визгом улепетывающего в сторону деревни. Даже готов был подыграть им за те кинары, которые получил авансом.

      О своем намерении слегка поколотить шутников я промолчал. Прозвучало бы слишком хвастливо, да и какая, собственно, теперь разница, что я действительно собирался.

      - А пастушья песенка, - невольно усмехнулся, вспоминая слова куплета, под который появился Расберг. Там как раз в подробностях описывалось, чем занимался маньяк-пастушок с асмодианами, вывалившимися из рифта прямо в его жаркие объятья, - увы, на флейте ничего другого просто не умею. Была бы скрипка, сыграл бы тебе и ноктюрн, и элегию, и кучу всего прочего.
      - Скрипка, говоришь, - он вдруг расхохотался, - будет тебе скрипка, элиец!

      Повинуясь знаку своего предводителя, несколько вампиров подхватили меня под руки и взмыли ввысь. Туда, где на одном из парящих островов и обитал Расберг. Приземлились мы у входа в роскошный шатер, куда меня довольно грубо и втолкнули. Асмодианин не спеша вошел следом. Его свита и вампиры остались снаружи. И только я задумался, зачем нежити шатер, равно как и любое другое жильё, как увидел ее. Изумительной красоты скрипка, покрытая черным лаком, лежала в открытом футляре, выстланном изнутри кроваво-алым бархатом. Я словно завороженный не мог отвести взгляд от плавных обводов деки, мысленно поглаживал вытянутый гриф и прикасался к туго натянутым струнам. Асфель побери! В тот момент я готов был душу отдать лишь за возможность взять ее в руки.

      - Ну, чего застыл? – голос асмодианина прямо-таки сочился ядом. – Вот скрипка. Клянусь Бездной, пощажу тебя, если сумеешь хоть что-то сыграть на ней.

      Боги Атреи! Трясущимися руками я дотронулся до этого сокровища, задыхаясь от волнения, и почувствовал отклик. Возможно, это была просто иллюзия, но в тот момент мне показалось, что чудесный инструмент принял мои восторги и разрешил творить музыку. Время застыло. Мир сжался до смычка, летающего по струнам и сумасшедшей, вызывающей настоящий экстаз мелодии. Я забыл обо всем – о Расберге, собирающемся убивать меня долго и мучительно, о терзающих душу провалах в памяти, о кишащей вокруг нежити, о жутком черном смерче, уносящим погибших к проклятому кибелиску. Во вселенной остались только мы двое – скрипка и музыкант, спаянные в одно целое волшебной силой искусства.

      Не знаю, сколько продолжалось чудо. Может час, а может вечность. Время перестало иметь значение, равно как и всё прочее. Я качался на волнах эйфории и был настолько счастлив, насколько это вообще возможно. Где-то там, на границе слышимости звучал чей-то голос. Кажется, куда-то звал. Зачем? Вдруг резкий толчок вернул меня в реальность. Расберг одной рукой держал мою, сжимающую смычок, не давая прикоснуться им к струнам. А другой сгрёб в горсть обрывки туники на груди и весьма чувствительно встряхивал, пристально вглядываясь в лицо. Заметив, что я полностью пришел в себя, асмодианин улыбнулся и, разжав руки, отступил на шаг.

      - Первый раз невозможно самому остановиться, - спокойно пояснил он, - нужен помощник, который развеет наваждение.

      Полог шатра был откинут и в проем врывался прохладный ветер, сразу остудивший моё пылающее лицо. На черном бархате небес перемигивались звезды. Уже ночь? Расберг осторожно вынул скрипку из моих пальцев и вернул ее в футляр.

      - Ну как ощущения? – в его голосе не было прежней злобы и ярости, только удивление и легкая грусть.

Я не мог ничего ответить. Реальность словно подернулась дымкой, а в ушах зазвенела колдовская мелодия.

      - Элиец, борись! Не поддавайся мороку. Скажи хоть что-нибудь! Выругайся наконец, только не молчи!

      Короткая боль обожгла щеку. В голове сразу прояснилось, но губы отказывались повиноваться. Следующая затрещина тоже не помогла. Только после еще двух или трех я смог заговорить. Почему-то на асмодианском.

     - Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
      Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
      И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном,
      И когда пылает запад и когда горит восток*

      - Что ты сказал? Повтори! – воскликнул Расберг, тряся меня за плечи, но мир уже заполнился тьмой беспамятства.


      Несколько дней я прожил на парящем острове на положении полугостя-полупленника. С асмодианином у нас установились довольно странные отношения. Мы много общались, он рассказывал мне о Майне, о своей жизни дома и здесь, даже о том, что весь этот ужас, творящийся вокруг, был не результатом его страшной мести, а банальным экспериментом одной из секретных лабораторий. Надо заметить, неудачным экспериментом, от которого пострадал и сам Расберг.

      - Друзья шлют мне с оказией письма, зовут вернуться, - он горько усмехнулся, - а что я буду делать такой на родине? Устроюсь экспонатом в музей? Проект давно закрыт, но его последствий не изменишь. Вот и остаюсь тут сторожем катастрофы и одновременно главной страшилкой для местных обывателей.

Иногда мы отчаянно ругались. Особенно когда темой разговора становилось противостояние наших рас.

      - Всё зло от вас, элийцев. Мы и так сильно пострадали при Катаклизме. Едва приспособились к суровым условиям, как стали возникать пространственные разломы и нападения балауров. А потом явился Дельтрас и развязал еще одну войну.
      - Да? Парни прошли всю Бездну, уже смирились с мыслью о неизбежной гибели и вдруг пространственный разлом. Дикая безумная надежда вернуться домой! Но они оказались в Асмодее. И как же вы их встретили, не припомнишь? Джикел потребовал бухнуться перед ним на колени, отказаться от всего, что было для них свято, чему они служили раньше ради спасения собственных шкур. Вот ты, ответь мне как воин, стал бы валяться в пыли, вымаливая пощаду?

Однажды Расберг сказал мне странную вещь.

      - Знаешь, Эрт, ты настолько сильно напоминаешь одного моего близкого друга, что иногда мне кажется, будто я разговариваю с ним, а не с элийцем. Не внешностью - характером, привычками, отношением к жизни. Его душа давно слилась с потоком эфира. В нашу последнюю встречу он оставил мне на сохранение свою скрипку. Да-да, ту самую. Инструмент был зачарован и признавал только одного хозяина. Каждого, кто пытался на ней играть, ждала незавидная участь – лишиться или пальцев, или разума. Не знаю от чего зависел результат, но за много лет ты первый, кого она признала. Прости, подарить не могу – давал слово хранить, сколько бы времени не прошло. И может из-за этого странного сходства меня просто выводит из себя твое произношение!

      Так началось мое углубленное изучение асмодианского. Расберг оказался строгим наставником, подмечающим любые, самые незначительные оплошности. Там, где я считал результат идеальным, он сразу находил массу ошибок и презрительно хмыкал

      - Ты разговариваешь, словно неграмотный крестьянин из глухой провинции. Да не квохчи, как курес! Это сочетание произносится вот так. Повтори! Нет, нет. Вот так! Чуть лучше, но всё равно не то. Заново!

Наконец, настал момент, когда ему оказалось не к чему придраться. В тот день он отпустил меня, признавшись

      - Этот столичный выговор сложен даже для нас, асмодиан. Чтобы его безупречно освоить требуется уйма времени и стараний. Если не заниматься с детства, то канонически правильного произношения добиться практически невозможно. У вас же вообще другая артикуляция. Поэтому я не верил, что у тебя получится. Но дал себе слово, если вдруг случится чудо, подарить тебе свободу.

      Мы тепло распрощались и я вернулся в Юфросин, где меня считали давно погибшим. Сочинил для местных какую-то сказочку про то, как удрал от явившегося на зов Расберга, а потом долго прятался в руинах от нежити. Не знаю, поверили мне или нет, но Зетус даже выплатил оставшуюся часть гонорара, хотя флейту я потерял, да и антикварная стенонская туника превратилась в грязные лохмотья.


      - Делаа, - протянул Нерс, почесывая затылок, когда рассказ был окончен, - а ведь и меня гоняли в свое время с письмом к Расбергу. Тим, как тебе история? Ты же знал про эксперимент и ничего не сказал!
      - Знал, - признался тот. – Но это закрытая информация. Как бы ты мотивировал отказ отнести весточку от старого друга, не выдавая истинных причин, а? Ну сгонял лишний раз в Элиос, от тебя не убыло. Я вообще много чего знаю, о чем не то, что говорить, даже вспоминать нежелательно. Великий Маркутан! Вот значит, куда делась проклятая скрипка! Возможно, так оно и лучше.
      - Мне тоже кое-что интересно, с чего вдруг Стив перепугался, услышав мой выговор, - решил и я удовлетворить своё любопытство.
      - Это не просто столичный акцент, - пояснил, смеясь, гладиатор. – А нечто вроде визитной карточки элитной школы, в которую берут только детей или близких родственников не просто высокопоставленных, а очень и очень высокопоставленных чинов. Понимаешь? Высшая аристократия!

      Я усмехнулся, представляя, как бы отреагировал настоящий выпускник их школы для избранных на грубые шуточки Стива.

----------------------------------------------------

*стихи в этой главе - слова из песни Фарамира и Захара "Скрипка"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 8. Праздник и его последствия

фернон.jpg

       Не люблю народные гуляния. Суета, шум, гам, вокруг пьяные морды, то и дело норовящие или выяснить степень уважения или пытающиеся диким ревом изобразить хоровое пение. По обе стороны Бездны одно и то же. Однако отвертеться не удалось. Тим заявил, что в его цепкие лапки исследователя-маньяка настолько редко попадает доброжелательно настроенный к экспериментатору материал, что упускать такую уникальную возможность он не намерен. Значит, придется мне побегать с гривой и когтями, как истинному асмодианину. Ну а раз уж всё равно изменять тело, то грех не воспользоваться случаем и не прогуляться по Фернону. Нерс же к месту и не к месту напоминал о просьбе Стива, давя на совесть. Обижать друзей категорическим отказом не стал и вот, после двухчасовых мучений в домашней лаборатории, придавших мне новый облик, оказался за столом в «Пьяном фогусе» в компании веселых наемников.

      Помня, какое впечатление оказал мой выговор на стрелка, я отмалчивался, изображая вконец оробевшего таким соседством юнца. Выдав десяток-другой плоских шуток на эту тему, наемники перестали обращать на меня внимание, довольно быстро напились и начали громко хвалиться своими подвигами, как на ниве покорения женских сердец, так и на поле брани. Но если их разглагольствования о достоинствах и любимых приемчиках местных шлюх не вызывали ничего, кроме легкой брезгливости, то обсуждение подробностей убийства или измывательства над соотечественниками будили едва сдерживаемую ярость. Никогда не был патриотом, но всему есть предел. А после истории о том, как скучающие вояки неделю пытали молодого паренька, едва переродившегося в даэва и имевшего несчастье случайно попасться на пути возвращающегося из рейда по Элиосу отряда понял – еще одна подобная фраза и начну убивать. Остатки здравого смысла подсказывали, что пострадают больше всех друзья. Я-то живым точно не дамся, а вот их потом будут допрашивать долго и жестоко. Перед глазами замаячило лицо особиста, поглаживающего папку с доносами. Его ледяной взгляд и глумливые интонации голоса. Асфель подери! Нужно что-то делать, пока еще владею собой. Причем срочно. Мир уже начала заволакивать кровавая пелена. Схватив стакан, полный гномьего пойла, выплеснул себе в горло, не чувствуя вкуса. Вскочил, опрокидывая стул, и опрометью бросился вон из кабака. Вслед мне неслись новые шуточки о слабых нервах, вспоминался грохнувшийся в обморок бакалейщик, но это было намного лучше очередной истории о победах над белокрылыми. Отшвырнул кого-то некстати оказавшегося на пути, я вывалился на улицу, хватая ртом воздух. Обиженный пьянчужка полез «поучить юнца вежливости» и нарвался на удар кулаком в лицо. Из его разбитого носа хлынула кровь, заливая мне кисть.

Нерс

      Сначала всё шло просто замечательно. На дружеские подкалывания Эрт не обижался, а парни особо его не задирали из уважения ко мне и Тиму. Потом выпили, душевно спели несколько застольных песен. Последняя была про туповатого трактирщика и его разбитную женушку. Разговор плавно перешел на женщин. Кажется, вспомнили все веселые дома от столицы до самой Бездны. И тут уже полностью окосевший Стив, мечтательно закатив глаза, заявил, что с удовольствием трахнул бы Тиамат, чем вызвал такой взрыв хохота, какой эти стены еще не слышали.

      - Да с такой рожей, как у тебя и простой балаур за счастье покажется, - Гельт опрокинул очередную чарку и снисходительно потрепал стрелка по плечу. – Смирись, дружище, твою постель будут греть исключительно шлюхи или пленные элийки.
      - Он и так практически полностью перешел на белокрылых, - заржал Викс, - в борделях с него давно дерут двойную цену!
      - Ничего подобного, - взвился Стив, - просто безотказные блондиночки мне нравятся куда больше, чем хитрые шалавы, за каждую фантазию не из прейскуранта требующие совсем уж немыслимые суммы, а я люблю подходить к этому делу с выдумкой!
      - О да, такого извращенца еще поискать, - хихикнул ассасин, облизывая губы, - удивляюсь, как ты еще на мальчиков не перешел. Помнишь того, последнего? Вот ведь был милашкой! Во всяком случае, поначалу, когда его только поймали.

      Парни разом загомонили, перебивая друг друга. Тот рейд оказался исключительно неудачным. Задание провалили, впереди маячила выплата солидной неустойки. Белокрылые нас так сильно потрепали, что отрядный целитель просто не успевал восстанавливать энергию на лечебные заклятья. Все злились, срывались друг на друге, а впереди еще предстояла долгая дорога к пространственному разлому. Когда забирались настолько далеко, рассчитывали совсем на другое. На неожиданность нападения и быстрый марш-бросок обратно. А теперь раненые едва передвигали ноги и восхваляли богов за чудо, что вообще удалось уйти от погони. И вдруг он, едва переродившийся в даэва крестьянин, решивший немного срезать дорогу, поэтому сошедший с наторенного тракта. Лесные тропы вывели парнишку прямо на наш отряд. Итог был закономерен – на нем выместили всю горечь поражения.

      Я не осуждал друзей – элийцы были ничуть не милосерднее к попавшим в плен асмодианам. Но здесь и сейчас многое бы отдал, чтобы подробности того рейда так и не прозвучали. Лицо Эрта стало мертвенно-бледным, на скулах заходили желваки, а глаза, могу поклясться, вспыхнули алым. Джикел побери! Как? Да измененных по этому признаку в основном и ловят – ну не могут у них глаза светиться. Никто не знает почему, однако факт остается фактом. Тим сотворил чудо? Но у брата вид оказался настолько обалдевшим, что и дурак бы понял – он к этому отношения не имеет.

      Парни продолжали трепаться, ни о чем не подозревая, а я вдруг застыл, боясь шевельнуться. Так страшно мне даже тогда в Бездне не было, когда с жизнью навсегда прощался. Из полыхающих глазниц элийца смотрела сама Смерть. Что же теперь будет? Целитель перевел тяжелый взгляд на меня, потом на Тима и алое пламя угасло, сменившись болью пополам жалостью. Эрт схватил стакан с гномьей настойкой, в шутку налитый для него до краев, и даже не выпил – проглотил залпом, словно простую воду. Вскочил, отбрасывая стул, и бросился к выходу.
      - Ну вот, нельзя нам в приличное общество, - заржал ему вслед Гельт, - в прошлый праздник бакалейщика до нервного обморока довели, в этот стажера блевать заставили. Нежные все какие-то, грубым наемникам и посидеть не с кем.

      Я сглотнул стоявший в горле ком вместе со ставшей вдруг вязкой слюной и едва удержался от облегченного вздоха. Но руки предательски дрожали, а ноги были словно ватными. Брат понял моё состояние и едва заметно кивнул, поднимаясь.

      - Нерс, а ты что такой смурый сидишь? – Викс налил мне выпивку и улыбнулся. - Не переживай, Стив предупредил, что он важная птичка. Сейчас нянька малыша утешит, и сводим его к бабам! Пусть привыкает потихоньку. Наш мир жесток, хоть и приятных моментов в нем хватает. Выплачется у Тима на плече, а потом Зара ему быстро хорошее настроение вернет! Кстати, он случайно не из этих самых? Говорят, в столице сейчас модно быть извращенцем. Вот конфуз будет, если мы ему Зарочку, а мальчик снова в истерику!

      Под хохот, перемежающийся привычными грубоватыми шуточками, я опрокинул чарку и заверил друзей, что с ориентацией у парня всё нормально. Горячая волна прокатилась по пищеводу и ухнула в желудок. Голова слегка закружилась, и нервное напряжение начало потихоньку отпускать. Джикел великий! Катастрофы удалось избежать. В способность Тима успокоить кого угодно я верил так же свято, как Верховный жрец в общающихся с ним богов. Вторая чарка не заставила себя долго ждать, а после третьей мой голос присоединился к нестройному хору пытающихся исполнить, по возможности не фальшивя, романтическую балладу про пылкую любовь стройного мага к рослой и крепкой стражнице.

Эрт

      Я стоял и смотрел на свою окровавленную руку. Пьянчужка, получив в рожу, куда-то моментально испарился. То ли решил не связываться, то ли улетел на кибелиск от вбитых в мозг костей переносицы. Меня совершенно не заботила его судьба. Алые капли стекали по пальцам и падали на брюки. Небольшая стычка не утолила жажду убивать, скорее наоборот. Надо было срочно отвлечься. Но как? Я поднес руку к лицу и медленно слизнул соленую жидкость с когтей. Учитель говорил, что нет вкуса слаще, чем у только что пролитой крови врага. Не знаю, не знаю, ничего особенного не заметил. Может, мало? Или эта асмодианская пьянь врагом не считается? Тотчас захотелось вернуться и хлебнуть из развороченного горла тех мразей, которые измывались над несчастным парнишкой. Глаза снова начала заволакивать багровая пелена. Убить! Кровь показалась куда приятнее, чем в первый раз. Пряная, с манящим запахом недавней смерти. Губы искривились в усмешке. А не начать ли охоту с этих нарядных прохожих, робко обходящих меня по широкой дуге? Какой-то безумец легко коснулся сзади моего плеча. Ну, вот и первая жертва пожаловала! Я развернулся, занося руку для удара и застыл, так и не завершив движения. Тим! Зачем он пошел за мной?

      - Уйди! – слова едва удалось протолкнуть сквозь сжатое спазмами горло. – Прошу тебя! Мне надо побыть одному!

Друг отрицательно покачал головой и обнял меня за плечи.

      - Эрт, борись! Ты должен взять себя в руки. Парни слишком увлеклись, но могу поведать тебе немало историй о том, как элийцы вытворяли кое-что и похуже с нашими пленными. Хочешь? Нет, лучше расскажу, почему выбрал такую «гуманную» работу. Я ведь начинал обычным наемником. Да-да, ходил вместе с Нерсом в рейды отрядным целителем. И вот однажды…

Глаза Тима потемнели. Он запрокинул голову, рассматривая клубящиеся тучи и кусая губы.

      - Не надо, - я потер лицо, вспоминая того солдата, превращенного в унфеста по капризу начальства. – Не терзай себя прошлым, которое не изменить.

Тот кивнул и попытался улыбнуться.

      - Видел бы ты сейчас себя со стороны. Пойдем, здесь недалеко есть фонтан, умоешься. А то весь кровью измазался, словно вампир после пиршества. Кстати, ужасно любопытно, мне показалось или ты и правда пальцы облизывал?

      Пришлось признаваться, что последовал совету учителя. Тим тут же припомнил подходящий к случаю анекдот. Совершенно не смешной, но я из вежливости хихикнул и в ответ рассказал другой. Первый, который пришел в голову. Боюсь, такой же плоский, как и асмодианский. Так, перебрасываясь ничего не значащими фразами, мы добрались до центральной площади, повернули налево, спустились по невысокой вычурной лестнице и оказались перед гордостью Фернона. Громадный фонтан, чьи струи подсвечивались искусно спрятанными разноцветными фонарями, был окружен толпами гуляющих. Небольшой оркестр наигрывал приятную мелодию. Между неспешно фланирующими горожанами сновали вездесущие торговцы, продающие вразнос сладости и орехи. Чуть поодаль пестрели цветными тентами палатки с напитками.

      - Ты куда меня притащил? – я мысленно ругнулся. – Более людного места, чтобы морду от кровищи отмыть не нашел? А давай еще и искупаюсь здесь на потеху публике?

Тим только хлопал глазами, всем своим видом выражая полное недоумение.

      - У вас какие-то затруднения, мальчики? – внезапно раздался рядом очаровательный женский голос. Просто божественное контральто мигом заставило забыть о всех печалях. – Может, я смогу чем-нибудь помочь?

      Обернулся к говорившей и понял, что пропал. Стройную фигурку, словно вторая кожа, обтягивал черный блестящий комбинезон, акцентируя внимание на соблазнительных выпуклостях. Чувственные губы, невероятной красоты глаза, водопад слегка вьющихся волос. До этого момента когти и грива асмодианок, признаться честно, производили на меня отталкивающее впечатление. Я не понимал, как можно желать волосатую женщину с пальцами, будто птичьи лапы. Сейчас же мне было абсолютно всё равно, что там у нее на спине и на руках.
Тим, почувствовав моё состояние, дернул за рукав и быстро зашептал на ухо.

      - Знаешь, а ведь это самый лучший вариант. Красотка явно хочет того же, что и ты, вот и не теряйся. Изменение продержится трое суток, можешь не волноваться по поводу внезапного обретения старого облика. Вполне успеешь с ней накувыркаться. Единственная просьба, не исчезай потом. Забеги хоть на минутку сказать, что всё в порядке. Обещаешь?
      - Да, - кивнул я, не спуская с незнакомки восторженного взгляда.

      Друг улыбнулся и, быстро раскланявшись, удалился. А меня тут же пригласили домой. Умыться и затем… кхм… эм… а, точно, полюбоваться совершенно уникальным зеркалом в спальне.

      - Никогда не любила пустые словоблудия, - с милой непосредственностью призналась девушка, - ты мне сразу понравился. Вижу, взаимно. Зачем же нам тогда зря терять время, которое можно провести гораздо приятнее, чем подыскивая повод для того, чего оба желаем?

      Едва мы оказались в прихожей, как она прижалась ко мне всем телом и впилась в губы жарким поцелуем. Я подхватил ее на руки и, пинком открыв ближайшую дверь, понял, что искать спальню слишком долго, а стол в кухне хоть и не лучший вариант для занятий любовью, но все же предпочтительнее голого пола коридора. Усадив красотку на столешницу, смел на пол какие-то мешающие безделушки и рванул вниз застежку-молнию. Девушка, обвив ногами мою талию, начала было стаскивать с меня рубашку, как вдруг замерла, словно о чем-то задумавшись.

      - Погоди минутку, - она слегка отстранилась, - от твоих ласк я сосредоточиться не могу.
      - Что-то не так? – сделав над собой титаническое усилие, я всё же смог остановиться.

Ее тонкие пальчики быстро распустили шнурок, стягивающий мои волосы.

      - К балаурам под хвост маскировку! Ты мне больше нравишься в своем настоящем облике, да и мне эти когти мешают!

Мир мигнул и мы оказались на роскошной кровати. Уже без одежды.

      - Асфель и Тьма! – мысленно простонал я, глядя на новую внешность своей подружки.

      Триниэль, или как ее еще иначе называли, Леди Смерть, почтила вниманием простого даэва. И надо же было так вляпаться!

      - Не смущайся, милый, - промурлыкала она, опрокидывая меня на спину.

      В накатившей волне безумного вожделения исчезли не только лишние мысли, но и даже малейшие проблески сознания. Я в буквальном смысле выпал из реальности.
 

Edited by Norry

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спустя несколько часов

      Способность хоть что-то соображать вернулась с пониманием – вот он, пресловутый красный коридор, откуда, если что-то немедленно не предпринять, для меня будет только один выход - в сияние эфира. Дело в том, что при любовных интрижках с более низкоэнергетическими созданиями богам приходится себя весьма и весьма сдерживать. И чем больше разница, тем сильнее. Например, полный накал страсти обычного человека выжжет практически сразу. Даэв продержится дольше. Всё зависит от личной силы. Ариэль как-то раз увлеклась, пришло внезапное воспоминание, но смогла вовремя остановиться. А я потом несколько дней валялся пластом, восстанавливаясь. Стоп! В тот раз она не сама взяла себя в руки, богини так же теряют голову от страсти, как и все прочие. Что-то произошло. Кто-то вошел к нам тогда? Нет. О боги! Мне нужно срочно вспомнить, время уже на исходе. Будто со стороны я наблюдал, как тело сотрясает сладкая дрожь, а с губ срывается стон-лепет

      - Да… да!

      Какое «да», кретин? Будет сейчас тебе «да», не унесешь! Голова кружилась всё сильнее и сильнее, сознание опять начало растворяться в любовном угаре. Похоже, это мои последние мысли. О Асфель! Кхм… Кажется я не только подумал, но и произнес имя темного бога. Вышло совершенно непристойно. На фоне сладострастных стонов внезапно прозвучало

      - Да! О Асфель, да!

      А ведь точно! Тогда эта фраза стала причиной грандиозного скандала, лишила меня милости светлой богини и заодно спасла жизнь. Интересно, а как отреагирует Триниэль? Она ведь с ним на одной стороне. Нет, женщины одинаковы. Короткий полет с кровати на пол. Хорошо еще, что у нее кинжалов под рукой не оказалось. Правильно говорят, что история повторяется дважды: один раз в виде трагедии, второй – в виде фарса. И что-то мне подсказывает, что сейчас будет именно трагедия.

      Любовный дурман рассеялся, сменившись непередаваемыми ощущениями полного энергетического истощения. Так дурно мне даже в прошлый раз не было. Леди Смерть то трясла, то пинала мою бренную тушку, без сил распластавшуюся на ковре, и что-то кричала. Я плохо ее понимал, балансируя на грани беспамятства. Кажется, она хотела узнать какие-то подробности. Чего именно? Ох ты ж, ну и фантазия! Вот так, походя, и записали в мужеложца. До сознания доходили лишь отдельные фразы.

      - Я думала, Ариэль лжет, скрывая истинную причину…

Хе-хе, оказывается, тот случай стал модной сплетней, а еще боги называется.

      - Ты был сверху или снизу?

Любопытно, почему всех так интересует позиция? И Нерс, когда решил, что мы с Тимом любовники тоже этот вопрос задавал. Кому какая разница?

      - Неужели Асфель настолько хорош?

Детка, даже не представляешь насколько! Не знаю, да и не интересуюсь, каков он в постели, но в отличие от некоторых экзальтированных дамочек, затрахать до смерти меня не пытался.

      - Ты должен был кричать моё имя!

Прости, дорогая, но это вряд ли спасло бы меня в той ситуации, скорее наоборот.

      - Это у светлой сучки не хватило духа самой убить подлеца, чужими руками решила разделаться. И вот результат – Арисса не справился. Нет уж, наказание нужно проводить лично!

Значит, Икароникс приказ не выдумал? Послать на гибель легион, чтобы отомстить одному мне? Тварь!

      - Я не стану тебя убивать!

Спасибо на добром слове. А то было бы обидно – не избежать смерти, а лишь сменить способ умерщвления.

      - Это слишком легкий выход! Хочу, чтобы ты жил и мучился, каждый миг сожалея о сегодняшнем дне! Да, да! Я превращу твоё жалкое существование в кошмар!

И мир погрузился во тьму.


      Сознание вернулось сразу, принеся с собой боль во всем теле и ощущение дикого холода. Боги Атреи! Стуча зубами, открыл глаза. Насколько хватало взгляда простиралась заснеженная равнина, а прямо перед лицом стояли довольно поношенные сапоги. Откуда-то сверху послышалась асмодианская речь. Чуть сместил голову, увеличивая обзор. Ага, в сапогах обнаружился здоровенный детина, одетый в дешевый кожаный доспех. С широкого пояса у него свисал кинжал в плохоньких деревянных ножнах, а из-за плеча выглядывал лук. Этот здоровяк стрелок? Да ему в стражи прямая дорога при его комплекции. Рядом переминался с ноги на ногу такой же экземпляр. Братья что ли? И рожами схожи, и жуткий слегка шепелявый выговор одинаковый. Ну, чего уставились? Голого мужика, что ли никогда не видели?

      - Убьем?
      - Не. Лучше подумай, откуда здесь взяться элийцу?

Асфель побери! А ведь Триниэль с меня тогда не только одежку, а и асмодианскую внешность стянула!

      - Откуда?

Похоже, думать было не его коньком.

      - А из лаборатории сбежал! Мы его сейчас им обратно отвезем и получим за это воз-на-гра-жде-ние! Вот!
      - Ух ты! Точно! Прямо завидую тебе, Юргель! И слова такие заковыристые знаешь, и умный, как жрец в храме!
      - Держись меня и не пропадешь! – расплылся тот в довольной улыбке. – Тащи одеяло, завернем его, а то еще окочурится от холода.

«Ну и кто тянул меня за язык? Умер бы счастливым, не подопытным номерным материалом, а во время оргазма, тиская в руках прекрасное женское тело» - успел я подумать, прежде чем очередной обморок остановил зарождающийся приступ самобичевания.

Годрик, старший специалист секретной лаборатории № [у вас нет допуска для просмотра скрытого текста]

      Я стоял в коридоре и тупо пялился в окно. Мыслей не было. Только злость и всепоглощающее чувство безысходности. Злость на эту тупую самку куреса, Маделлу, получившую должность не иначе, как через постель. Загубить такой материал! Уже третий, между прочем! Убил бы собственными руками, но толку? А через несколько дней должна быть плановая инспекция. И отвечать за перерасход по причине преступной небрежности придется мне, а не ей! Припрется какой-нибудь крючкотвор, ладно бы еще из старых кадров, не гнушающихся взятками. Кинары – ерунда, еще заработаю. А вдруг из идейных? Пришлют молодого, рвущегося показать деловую хватку и принципиальность. Еще ведь с прошлой проверки висят два строгих предупреждения. Тогда всё, прощай карьера, прощай теплое местечко! Сошлют в Бездну или в какой глухой угол, где полугодовалой давности сплетни из столицы свежими новостями считаются. А идиотка тут останется. Переспит с кем надо и ее простят. Я чуть в голос не завыл. Боги! Полжизни отдал бы за элийца! Да где ж его взять? Охотники предпочитают их убивать, зарабатывая этим какие-то очень нужные им очки поощрений. А лимит официальных поставок выбран на год вперед.

      Предаваясь горестным размышлениям, я не сразу понял, о чем говорит охранник. А когда смысл дошел до сознания, то чуть парня не расцеловал! Сегодня же пойду в храм вознести благодарственную молитву! О боги! Два местных дурачка, пытающиеся стать рейнджерами откуда-то приволокли элийца. Что? Нашли голого в снегу? Я бросился к тюку и дрожащими руками стал распутывать связывающие его веревки. Переход от надежды к отчаянью оказался слишком болезненным. Только бы белокрылый оказался еще жив! Пусть будет обморожен, покалечен, но живой! Да! Состояние пленника оказалось неважным, но это всё ерунда! Мне то и нужно, чтобы он дожил до момента предъявления инспектору! Небольшой кошелек с кинарами привел моих поставщиков в полный восторг, а за дополнительную плату они с радостью согласились без лишних расспросов закопать где-нибудь подальше загубленный Маделлой материал. Вот и отлично. Теперь осталось быстренько поменять труп и еще живого элийца местами и можно будет вздохнуть свободно.

      - Быстрее! Быстрее, балауры вас дери! Где целительные эликсиры? Сначала немного подлечим, – покрикивал я по привычке на лаборантов, хотя те и так справлялись безукоризненно.

Капельница с поддерживающим раствором в вену, на лицо дыхательную маску. Теперь можно переходить к самому главному.

      - Вживляйте стигму! Стоп! Пациент в сознании, живее наркоз ему! Да шевелитесь, жертвы аборта! Вот теперь можно. Начали!

Тело элийца на столе дернулось и тут же обмякло.

      - Всё будет хорошо, мой дорогой, - приговаривал я, поглаживая его голое плечо и наблюдая за манипуляциями суетящихся ассистентов, - ты у меня сейчас словно на курорте отдыхать будешь. Минимальное воздействие. Вот уедет эта проклятая комиссия, тогда и займусь тобой вплотную, а пока нельзя, как бы ни хотелось. Но что нам эти несколько дней, правда?

Эрт

      Очнувшись, не сразу понял, где нахожусь. Яркий свет раздражал глаза даже сквозь опущенные веки. Вокруг кто-то суетился, слышались шаги, какое-то позвякиванье, иногда раздавалась отрывистая асмодианская речь. Но шум в ушах мешал различить слова. Пахло медикаментами и еще чем-то резким, хотя и не сказал бы, что неприятным. Попытался пошевелиться и не смог. Связан? Что-то опустилось на лицо, дышать сразу стало легче. И сознание немного прояснилось. Настолько, что стал понимать, о чем говорят.

      - Вживляйте стигму!

Асфель побери, это еще зачем? Асмодианские стигмы для меня совершенно бесполезны, как и наши для них.

      - Стоп! Пациент пришел в себя, живее наркоз ему!

И реальность исчезла.


      Следующее пробуждение оказалось самым бредовым. Я лежал на боку на чем-то жестком и холодном. Из глаз текли слезы, а в голове билась одна-единственная мысль. И эта мысль причиняла нешуточную душевную боль.

      - Они собираются убить Робстина!

Кто такой Робстин, чтобы я так по нему убивался?

      - Любовь всей моей жизни! – подсказала память.

      Что? Я подскочил на месте и тут же со стоном рухнул обратно. Чужая личность пыталась подмять моё сознание, навязывая собственное мировосприятие, в котором элийскому целителю Эрту вообще не было места. Меня обманули! Обещали отпустить Робстина, если выполню их последнее задание, а сами… Асфель побери, какое еще задание? Нет, не надо подробностей! Ничего не надо! Я скорчился на полу, сжав голову руками. Что-то было не так. Какое-то неправильное ощущение тела рождало тревогу. На груди странное ощущение чего-то лишнего. Заставил себя открыть глаза и осмотреться. Так, тюремная камера. Не удивительно. Вряд ли бы асмодиане поселили меня в шикарном особняке. Решетка выломана, перед ней лежат двое. Или мертвы, или без сознания. Судя по тому, что охрана сразу не набежала, есть шанс выбраться. Во всяком случае, попытаться. Да что ж так мешается и тянет одежду? Хм… Одежда – это хорошо, хотя странно, что озаботились, лабораторному материалу она без надобности.

      Я усмехнулся. Сознание словно специально цеплялось за что угодно, лишь бы не позволить опустить голову и просто не взглянуть на себя. Ладно, не буду наносить себе душевную травму. Раз так не хочется, то и смотреть не стану. Скорее всего, изуродован сильно, вот отсюда и подсознательная боязнь. Пойдем другим путем. Тактильным. Рука медленно поднялась и легла на грудь. Обалдевая, я мигом забыл про все выверты психики и уставился на то, что оказалось под ладонью. Асфель и Тьма! Мое сознание каким-то образом оказалось в женском теле. Из которого, причем, не потрудились удалить собственную личность.

      Пока я находился в прострации, эта самая личность перехватила управление и понеслась спасать Робстина. Безуспешно. Положила кучу охраны, даже парочку служебных тойгу, но последний остававшийся в живых тюремщик успел-таки прикончить парня. Хотя, взглянув на то, что от бедняги осталось после пыток, я решил, что так, пожалуй, даже милосерднее. И не преминул воспользоваться ситуацией, чтобы вернуть контроль над телом. Хозяйка вовсю предавалась горю, кстати, довольно искреннему, и приходилось нешуточно напрягаться, чтобы ее эмоции не захлестнули мне сознание. Своих проблем хватало. Да, именно так, возникшую ситуацию я рассматривал лишь как проблему. Отчаиваться, биться головой об стену и орать дурным голосом, конечно, было бы намного проще, только тело мне этим не вернуть. Оставаться в женском категорически не хотелось. Хотя, поддавшись любопытству, внимательно его осмотрел. Донага, конечно, раздеваться не стал – костюмчик и так оказался довольно откровенным, но боюсь, наблюдай кто в этот момент за дамочкой со стороны, решили бы, что особа она весьма озабоченная и без комплексов. Постарался пообщаться с хозяйкой, однако без толку. Не личность, а набор инстинктов какой-то. Спасти Робстина, поплакать, отомстить. Больше ни единой мысли. Ладно, спишем на шок – я сам был немного на взводе. Правда, кое-что полезное из ее сознания добыть удалось. Мы находились уже не в лаборатории, а в подвале роскошного особняка судьи Калиги, где тот устроил узилище для личных пленников. К куче вопросов добавились еще парочка. Как я сюда попал и где моё собственное тело. Чтож, будем решать проблемы последовательно. Для начала нужно выбраться из этого уютного подвальчика и навестить хозяина дома. Тут уж ни малейшего конфликта с личностью-соседкой не возникло. И обнаружив ключи от ведущей наверх двери, мы начали долгую и довольно кровавую прогулку по поместью.

      Ничего не понимаю. Совершенно. Труп Калиги остывает у моих ног, а я знаю столько же, сколько и тогда, когда стоял над убитым Робстином. Моих вопросов хозяин особняка будто и не слышал. Создавалось впечатление, что присутствую зрителем на отлично отрепетированном и много раз сыгранном спектакле. Калига общался исключительно с соседкой по телу, временами отвечая на реплики, произнесенные ей лишь мысленно – вслух тогда говорил я и совсем о другом. В конце злодей театрально расхохотался и заявил, что падшей судьей будут всё равно звать ее, Кромед. Хм, а имя-то знакомое. И тут меня прошиб холодный пот. Асфель побери! Падшая судья Кромед, обосновавшаяся в Святилище Огня, ну конечно. Я вспомнил и тот рейд, в Святилище, в который меня неожиданно и без подготовки отправили, и смерть этой женщины.

      Между тем Кромед, напоследок пнув бездыханного Калигу, направилась к выходу. В тот момент, когда она переступала порог, мир мигнул и я снова оказался в знакомом подвале-тюрьме. В теле тойгу. Гррррр… Блохи донимают, а тут еще хозяин скомандовал

      - Фас!

Кого разорвать? Эту полуодетую самку? Да в момент!

      -Вииииии…

Огнем швыряется! Больно!

      И снова подвал. Новое тело. Новая смерть. Волна боли швыряет на миг в беспамятство и всё повторяется. Бесконечная череда чужих тел, чужих страданий, надежд и отчаянья. Я был и палачом, и сошедшим с ума узником, и служанкой, накрывающей стол в верхних покоях, и даже судьей Калигой. Не знаю, сколько это продолжалось. Вечность. Каждый в кого мне доводилось попасть, оставлял в моей душе часть своей, забирая в обмен что-то у меня. Я уже не стремился выбраться из этого странного особняка, полного давным-давно мертвых людей. После кто знает какой попытки осознал бесполезность подобной затеи. Все силы уходили лишь на то, чтобы сохранить собственный рассудок, не потеряться среди десятков, сотен чужих воспоминаний и чувств, исподволь заменивших мои. А в очередной раз я просто не смог вместить в себе сознания всех обитателей поместья. Истерзанный разум окутала долгожданная тьма, а личность осыпалась в нее сверкающими осколками.

1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 9. Кто ищет, тот всегда найдет

80.jpg

Тим
     

     Ненавижу элийцев вообще, а одного скотинистого брюнета особенно. Нет, ну неужели тяжело было забежать буквально на минутку и сказать, что всё в порядке? Обещал ведь, зараза белокрылая и, разумеется, забыл. А я места себе не нахожу – трое суток миновали, изменения исчезли и не приведи Маркутан, это неблагодарное животное не убралось в свой Элиос. Ну, пусть только появится, собственными руками шкуру наизнанку выверну! Нет, сделаю по-другому. Надо только еще немного поработать над методикой, а то тридцатипроцентная полная и окончательная смертность во время процесса всё же удержала меня в прошлый раз от соблазна устроить одному белокрылому необратимые изменения тела. Нерс, видя мои переживания, старался успокоить, как мог. Спасибо, брат. Хотя как может посочувствовать наемник и к тому же гладиатор? Вот именно. Предложением напиться и пойти к «ночным бабочкам». Хорошо, домой тащил только напитки покрепче, а не обитательниц «Сладкого яда». Так забавно назывался лучший в Ферноне бордель.

      Душа болела, всё валилось из рук, а мысли постоянно возвращались к проклятому элийцу. Несмотря на то, что народа на праздники приезжает много, от глазастых кумушек ни один гость не ускользнет. Эрта вот, например, до сих пор обсуждают. И даже имеют наглость Нерса расспрашивать, кто такой наш друг, да откуда. Ко мне никто не сунется – поостерегутся. Слышал я, какими эпитетами любое упоминание моего имени сопровождается. Ядовитый нефендес еще за комплимент сойдет. Однако удивительное дело, о красотке, с которой я элийца оставил, ни единого звука. Словно вообще ее и не было. А ведь не заметить настолько яркую особу просто невозможно. Торговец, крутившийся в тот день рядом, прекрасно помнил меня, Эрта, но на вопросы о девушке лишь пожимал плечами. Мистика.
Я в очередной раз выругался, наорал на ассистента, разбил чуток лабораторной посуды и так шваркнул дверью, что она чуть с петель не слетела. Нервы, нервы. Ненавижу необязательных, не держащих слова элийцев! Дрожащий, будто перо руфиллима на ветру, секретарь передал мне вызов к шефу на ковер. Посмотрев на него так, что бедолага чудом не обделался, я снова от души хлопнул дверью и пошел.

      Начальник встретил меня ласково, предложил присесть, угостил новомодным тонизирующим напитком, поданным под закуску из соленых орешков и крошечных бутербродов, нанизанных на шпажки. Я только хмыкнул, оглядывая выставленный на столе малый представительский набор, подаваемый обычно на важных переговорах, и попросил перейти сразу к делу. Шеф улыбнулся, кивнул, отодвигая посуду в сторону, и передо мной легла тонкая папка в плотной обложке.

      - Здесь, - постучал по ней ногтем, - досье на одного предприимчивого коллегу, решившего поправить своё финансовое положение за счет государства. Представь, что придумал хитрец. Материал с разрушенной личностью, но не успевшим окончательно умереть телом, подключал к медицинскому комплексу и в таком состоянии держал два, а то и три срока. Оформлял, как новые поступления, в лабораторные журналы вносил придуманные отчеты о проведенных опытах, а средства, отпущенные на заказы охотникам, клал себе в карман. В прошлом году его почти удалось поймать за руку, но он как-то вывернулся, отделавшись двумя предупреждениями. И вот недавно поступил сигнал - снова повторяется старая история. Так что поезжай и разберись на месте. Как раз срок плановой проверки. А сверху намекнули, за твердые доказательства получим щедрую премию.

Я взял папку и, не открывая ее, посмотрел начальнику в глаза.

      - Жалуются?
      - Не без того, - его улыбка стала еще шире.
      - Мне обязательно ехать?
      - Да! Не знаю, что там у тебя случилось со столичным мажором, слухи разные ходят, однако Тим, две трети твоего отдела уже приходили просить перевести их куда угодно, лишь бы подальше. А оставшаяся треть записалась ко мне на прием, догадываешься по какому вопросу? Съезди, развейся, погоняй казнокрада. Смотришь, и проблемы решатся, так или иначе.

      Пожалуй, он прав. Я открыл папку, бегло просмотрел исписанные мелким почерком листочки и вгляделся в немного нечеткий снимок проворовавшегося коллеги. Годрик, Годрик… Знакомое имя. Точно! Встречались как-то на одной конференции. Обычная посредственность, пытающаяся вылезти наверх на волне модной темы. Кажется, их лаборатория занималась фальшивыми стигмами, не так давно наводнившими черный рынок и приводящими при использовании к весьма печальным последствиям. Вернув документы шефу, откланялся. Дел и так невпроворот, а нужно успеть еще выправить командировочное удостоверение, получить предписание на проверку и предупредить Нерса, если в моё отсутствие появится элиец, задержать до возвращения любой ценой. Пусть хоть в подвале запирает!

Маделла, ассистент в секретной лаборатории № [у вас нет допуска для просмотра скрытого текста], безмолвный исполнитель

      Хотелось просто рвать и метать! Сопровождая сие нехитрое действие исключительно грязными многоэтажными конструкциями. Катастрофическое невезение, грозящее результат годовалого труда отправить балауру под хвост. Казалось бы, чего проще – тихо и для всех совершенно законно освободить понадобившееся кому-то в верхах место даже не в столичной, а в самой обычной провинциальной лаборатории. Тем более, что коллеги сработали идеально, устроив нашему старшему специалисту сначала серьезные финансовые трудности, а потом подкинув идею, как пошатнувшееся материальное положение поправить за счет казны. Проверка, разумеется, тут же выявила аферу. Репутация оказалась загубленной, но его оставили на должности, ограничившись строгими предупреждениями. Всё! Теперь моё дело было дождаться момента, когда поступит сигнал, устроить пакость и Годрик, как злостный нарушитель законности, отправится в ссылку, не вызывая ни у кого недоуменных вопросов. И тут никаких проблем не возникло. Буквально за пару-тройку дней до очередной инспекции последний находящийся в работе материал скоропостижно скончался, предоставляя старшему специалисту весьма небогатый выбор: или признаться в некомпетентности и преступной халатности, или повторить прошлогодний трюк с фальсификацией. В любом случай задачу можно считать выполненной.

      Но боги Атреи! Этому недоумку невероятно, просто сказочно повезло. Годрик умудрился где-то раздобыть живого элийца. Парень оказался в крайней степени магического истощения, что совсем не удивительно. Вряд ли он согласился нанести нам визит добровольно. Скорее всего, связали затяжным боем, измотали до полусмерти и взяли в плен, когда тот полностью выложился и отключился. Смущало другое – на теле белокрылого не было ни малейших повреждений. Раны, ожоги, ссадины отсутствовали напрочь. И как это понимать? Впрочем, размышлять сейчас о подобных странностях некогда. Если к моменту прибытия проверяющего у старшего специалиста будет живой материал в работе, то в ссылку отправлюсь я. Пришлось проявить чудеса изворотливости и подменить несколько коробок с препаратами. Годрик решил перестраховаться и, хотя вынужден был вживить стигму, но распорядился держать подопытного на щадящем режиме. Меня такой расклад, естественно, не устраивал. Однако теперь парню вместо подавителей восприятия, станут колоть стимуляторы. Ну-ну, посмотрим, хватит ли у старшего специалиста удачи найти еще кого-нибудь. Этот материал уже можно считать списанным. Сутки, не больше, и у нас в отделе снова окажется бесполезное тело с рассыпавшейся личностью.

      И снова боги посмеялись надо мной! Инспектор приезжает сегодня, а элиец до сих пор жив. Несмотря на все мои ухищрения. Поразительный экземпляр! Ладно, завершающий штрих – небольшая активация, и стигма превращается в настоящее психотронное оружие. Это был последний козырь в моем рукаве. Фух, получилось! Да как вовремя! Проверяющий уже на территории лаборатории и направляется к нам.

Тим

      В этой лаборатории меня бесило буквально всё. И расхлябанность персонала, и отсутствие элементарной субординации, не говоря уже о более серьезных вещах. Я привык к железной дисциплине, порядку, строгой отчетности и идеальной чистоте. Военный объект всё-таки. Здесь же обстановка больше напоминала третьесортный трактир, чем секретную лабораторию. Устроили проходной двор, на территории постоянно ошивались посторонние из местных. Младшие ассистенты, не обращая ни малейшего внимания на появление начальства, продолжали сплетничать, травить анекдоты, а то и перекусывать прямо на рабочих местах. И когда Годрик, кстати сказать, довольно правдиво изобразив удивление вперемешку с растерянностью, начал лепетать, что материал буквально несколько минут назад еще был жив, моё терпение лопнуло.

      Саркастически усмехаясь, я поинтересовался, зачем же тогда полное подключение к медицинскому комплексу. Старший специалист тут же бодро ответил, мол, три дня назад состояние материала резко ухудшилось, поэтому его перевели на щадящий режим и запустили восстановительные модули. Он меня что, совсем за дурака считает? Я тут же составил акт изъятия вводимых препаратов, заставив подписаться под ним всех присутствующих, и с торжествующим видом открыл свой кейс. Внутри была новейшая разработка шиго из гильдии Черного Облака, переносная экспресс-лаборатория, которой меня щедро снабдило начальство для выведения на чистую воду проворовавшегося мошенника. Стоила эта штука столько, что подобные суммы лучше вслух не произносить, дабы избежать нервических припадков и повальных инфарктов у окружающих. А теперь фокус, дамы и господа. Посмотрим, как подавитель восприятия, долженствующий находиться в ампулах, судя по уверению старшего специалиста и записям в журнале, волшебным образом окажется обычным консервирующим раствором.

      Ассистентка Годрика, заметно нервничая, попыталась отвлечь меня, подскочив с какими-то глупыми вопросами. О боги! И на кого же она рассчитывала, устраивая этот спектакль? Губки бантиком, ресничками похлопать, томно повздыхать и попытаться выколоть глаза сиськами. А в ручках кружевной носовичок со спрятанной в нем ампулой. Никак подменить решила. Да на такую пошлоту разве что озверевший от одиночества лесник купится. Отшив ее, признаюсь, несколько грубовато, я демонстративно провел анализ и сам уставился на результат, словно фесиллот на новые ворота. Стимулятор. Довольно сильный. Зачем? Тело с рассыпавшейся личностью к жизни им не вернешь. Остается два варианта. Или намеренное убийство материала, или симуляция этого. Тут же затребовав и прогнав через анализатор несколько ампул из той же партии, убедился – не соответствовала маркировке только коробка, из которой пользовались в последние дни.

      - Саботаж? – прищурившись, обвел присутствующих взглядом, по словам тех, кто меня знал, заставляющих даже праведника почувствовать себя последним преступником.

Здесь праведников не было. Побледнели, разнервничались. Это только начало, мои дорогие, только начало.

      - Вы знаете, что полагается за намеренный срыв правительственной программы исследований? – продолжил я нагнетать обстановку зловещим шепотом.

      У Годрика отчетливо тряслись руки, его ассистентка вообще была близка к обмороку, остальные старались прикинуться мебелью. Так, отлично, а теперь дадим им шанс, позволив покаяться в грешках.

      - Впрочем, если окажется, что материал оказался непригодным раньше, чем ему начали колоть подложный препарат, вы пройдете только по делу об очередной афере и казнокрадстве.

      Старший специалист, тут же прикинул разницу в наказании и запел, как кайлини, благо подобные нарушения у него имелись. Ну вот и всё. Чистосердечное признание самое лучшее доказательство. Новый протокол, фиксирующий исповедь Годрика, лаборанты и ассистенты подписывали со вздохом облегчения и чуть ли не со счастливой улыбкой. Им, разумеется, тоже достанется на орехи, но угроза оказаться в застенках одной весьма грозной конторы миновала. Мне же осталось только установить, как давно использовался непригодный материал и можно возвращаться домой.

      - Аппаратуру пока не отключайте, только маску снимите, - я перебрался поближе к столу с элийцем, намереваясь воспользоваться моментом и провести дополнительные анализы, которые в обычное время, да и что лукавить, без чудо-кейса шиго, практически невыполнимы.

Кто-то из ассистентов тут же переключил управление дыханием на дополнительный модуль и через минуту открыл лицо подопытного. Это был Эрт.

      - Великий Маркутан! – мне показалось, что потолок обрушился прямо на голову. – Нет!
      - Ошибаешься, - тут же раздался такой знакомый внутренний голос, - он самый. Собственной персоной. Да не скули, еще не всё потеряно, вытащим парня. В общем, делай что хочешь, но тело забери и чем быстрее, тем лучше. Стигму вынимать не позволяй – она понадобится. А мне нужно отлучиться ненадолго, тут простым целительством не обойтись, особый специалист требуется.


      Я повернулся к не успевшим никуда уйти Годрику и Маделле. Выражение моего лица настолько их впечатлило, что они непроизвольно шарахнулись назад.

      - Стоять! – из горла вырвался полукрик-полурычание.- Младший персонал – вон отсюда! А вы двое быстро отвечайте, где взяли тело?

      Первое моё распоряжение было мгновенно выполнено, а вот со вторым произошла заминка. Немного пришедшая в себя ассистентка достала из внутреннего кармана служебное удостоверение безмолвного исполнителя и помахала им перед моим носом.

      - Вы ведете себя странно, инспектор, извольте объясниться! Столько шума из-за простого элийца. Или вас с ним что-то связывает?

Старший специалист при виде корочки вообще впал в ступор.

      - Засунь свою бумажку знаешь куда? – затем подробно объяснил куда именно. – И да, с этим парнем меня связывает очень многое, а сейчас и вас свяжет так, что мало не покажется. Надеюсь, напоминать, чем занимается моя лаборатория не нужно?

      Я взял из кейса небольшую баночку и широкую плоскую кисточку. Продемонстрировал дамочке название препарата и глумливо поинтересовался, знает ли она, для чего данный состав используется. Ассистентка кивнула. Еще бы ей не знать! Моя гордость, одна из личных разработок, которую обязали иметь в любом государственном учреждении и применять при малейшем подозрении. А уж в ее конторе тем более. Скрутил крышку, щедро зачерпнул кисточкой прозрачный гель и потребовал горе-коллег протянуть руки. Инструкции предписывали обязательную контрольную проверку не менее, чем на двух индивидуумах. Пальцы старшего специалиста дрожали так, что пришлось придержать его за запястье, чтобы нанести препарат на когти, не забрызгав половину комнаты. Следующей «маникюра» удостоилась недоумевающая Маделла. Разумеется, всё прошло, как и задумывалось. Реакция отрицательная. Я вернулся к столу и аккуратно провел кисточкой по ногтям Эрта. Гель стал ярко оранжевым, а вместо вполне элийских ноготков руку парня теперь украшали типичные асмодианские когти.

      - По записям в журнале, этот материал находится здесь уже около месяца. Объясните мне причину, по которой ему проводилось изменение тела и почему это нигде не зафиксировано. Также назовите имя проводившего изменение специалиста. И на каком основании вы устраиваете эксперименты над соотечественником, выдавая его за белокрылого?

Прозвучавшие обвинения были более, чем серьезными. Даже за саботаж карали мягче. Безмолвная исполнитель сдавленно охнула и плюхнулась на ближайший стул, а Годрик застонал и закрыл лицо руками.

      - Чувствовал же, что здесь не всё чисто, чувствовал! – завыл он, раскачиваясь из стороны в сторону. – Голое тело посреди поля просто так не валяется!

Выслушав, как Эрт попал к ним в лабораторию, я достал папку с розыскными листами, пошуршал бумагами и, вынув одну, протянул Маделле.

      - К нам постоянно приходят ориентировки на пропавших даэвов. Среди Высоких Родов, к сожалению, такое, - кивнул на безжизненное тело, - хоть и не часто, но встречается. Молитесь, чтобы это оказался не ваш клиент. Парня я, разумеется, забираю, будем возвращать ему прежний облик, а это процесс долгий и требующий условий, которых тут нет. Стигму не вынимайте. Причину столь быстрого распада личности придется еще уточнять.

      Годрик кивнул и вышел, волоча ноги. Старший специалист, теперь можно смело сказать, что уже бывший, даже не взглянул на розыскной лист. А вот его ассистентка осталась, нервно кусая губы и комкая в руках носовой платочек. Имя, значащееся в бумаге, едва не довело ее до нервного припадка.

      - Инспектор, мне необходимо поговорить с вами, - ее голос предательски дрожал.
      - Говори, - я пожал плечами, собирая вещи и размышляя во что бы завернуть тело друга.

Тут мне и была поведана история о задании по освобождению должности Годрика, а также методы, которыми Маделла пользовалась для достижения цели.

      - Если этот парень окажется тем самым, - она всхлипнула, - то меня просто убьют. Его род не простит…
      - Возможно. Но от меня-то ты чего хочешь? Подставлять свою задницу ради тебя не намерен, предупреждаю сразу.
      - У меня есть деньги! Много!

      Я задумался. Кинары меня не волновали, своих более чем хватало. Однако безмолвный исполнитель могла быть полезна в другом.
Маделла возникшую паузу истолковала, как принципиальное согласие и озвучила более чем щедрую мзду.

      - А если окажется, что ты зря волновалась и парень не из их рода?

Она невесело усмехнулась.

      - Исключено. Сам подумай, кому нужно изменять обычного даэва и подбрасывать чуть не к порогу лаборатории? Тем более всем известна наша направленность. Значит, гарантированный распад личности и последующая быстрая утилизация трупа обеспечена. Какая сладкая месть! Гораздо приятнее, чем просто убить и втихую прикопать где-нибудь.
      - Хорошо, тогда сделаем так. Ты тут зачистишь ненужных свидетелей. Тех охотников в первую очередь. Годрика, он может сболтнуть лишнего. Охранника, который видел передачу тела. Лаборанты пусть живут. Откуда взялся материал они не знают, остальное не важно. Оформишь документы на утилизацию. Когда всё будет готово, положишь деньги в банк к шиго, счет на предъявителя и пришлешь мне код доступа. Официально парень останется элийцем. Никакого компромата ни на тебя, ни на меня. Устроит?
      - Конечно! Но как же ты его в своей лаборатории…
      - Никак. Заберу домой и всё выясню сам. Мне нужно знать, кто их специалист по изменениям. Тело больше никто не увидит.

      Воспрянувшая духом Маделла кинулась мне помогать, рассыпаясь в благодарностях. О том, что когда-нибудь найдут настоящего даэва, значащегося в розыске, я не волновался. История тогда приключилась довольно грязная, которую не то, что рассказывать, даже вспоминать у меня нет желания. Скажу лишь одно – его бренные останки были мной собственноручно сожжены и развеяны по ветру. Так, что выдавая Эрта за ту тварь, я ничем не рисковал.


      Дома меня уже ждали Маркутан и некто, закутанный в широкий плащ с капюшоном, закрывающим пол лица.

      - Ну вот, снова то же самое! – едва увидев друга, хмыкнул незнакомец. – Ложи его на кровать и брысь отсюда!

      Голос у него был какой-то странный, совершенно бесполый. Тихий, едва слышный, но одновременно пробирающий до самых костей. Выполнив его распоряжения, я вылетел из комнаты, словно ошпаренный. Следом, посмеиваясь, вышел и Маркутан.

      - Проняло? Меня от него тоже в дрожь кидает.

Бог устроился в кресле и улыбнулся.

      - Взятку получил?
      - Пока нет, но скоро доставят. В той ситуации от нее отказаться было нельзя – сразу бы вызвало подозрения.
      - Да нормально всё, не оправдывайся. Потом сходишь в любой Храм и на половину суммы сделаешь подношение Кайсинэлю. Да не перебивай, тебе не обязательно во всеуслышание орать, кому свечи ставишь. Мысленно произнесешь имя, когда зажигать станешь и достаточно. Еле уломал его согласиться, а больше никому не под силу восстановить парню личность.

От услышанного я просто впал в ступор. Так вот кто сейчас там за дверью!
 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Честно, даже не знаю с чего начать. Всю историю я прочитала только сейчас разом, поэтому все мысли в голове немного перепутались. Больше всего, наверное, поразила сексуальной озабоченность чуть ли не всего женского пола Атреи, включая богинь. Не то чтобы я борец за нравственность: упоминания о сексуальных связях в тексте написаны не просто для того, чтоб были, а имеют под собой какой-либо посыл. Например, любовные связи с Ариель или Триниэль напрямую связаны с сюжетом; другие любовные похождения героя как бы говорят о том, что он в конце-концов живое существо с естественными потребностям; а третьи моменты приводят курьёзным ситуациям и заставляют улыбнуться, как например случай с Тимом, когда их приняли за геев, или с Асфелем. Но в целом на 9 глав как-то много выходит ситуаций, связанных так или иначе с сексом. Чуть ли не каждая встречная девушка/женщина думает о том, как бы переспать с ГГ, а иногда ему и самому приходят мысли в голову, что от него хотят секса представители обоих полов из-за его смазливости. Он красивый, его хотят, он выделяется своим характером и его поведение вызывает много вопросов и подозрений, он обладает странными способностями, ему благоволят боги - всё это делает несколько мартисьюшным, Вы не находите? Понятно, что если ГГ не будет как-то выделятся среди други, то он бы и не был ГГ, но как-то всего чересчур много выходит. 

Понравилось, как Вы вписываете свой собственный сюжет в сюжет игры. Момент с Кромед понравился. Вообще написано просто и с юмором, читалось легко. У Вас достаточно богатый язык, хорошие описания. Однако местами кажется, что Автору становилось лень писать и некоторые переходы между абзацами кажутся... Как бы это сказать... Не резкими, но странными. Когда, вроде, читаешь-читаешь - и тут вдруг "раз!", а дальше идёт простое перечислений действий персонажа за определённый промежуток времени. Понятно, что смысла описывать всё в подробностях нет, но где-то это смотрится гармонично, а вот в некоторых местах кажется, что предыдущий абзац был не совсем закончен,и складывается ощущение, что Автору было лень что-то ещё придумывать. Некоторые диалоги между божествами кажутся несколько наигранными. Словно они и не божества вовсе, а дети играющие в песочницу. Как-то уж совсем просто они откликаются на зов ГГ и пытаются ему помогать. 

В целом мне, конечно, понравилось. Читала я не прерываясь и мне было интересно, куда занесёт героя в очередной раз. Но, как я уже упоминала, чем дальше, тем более мартисьюшным кажется персонаж. Сколько ещё планируется глав? Они уже написаны и Вы просто выкладываете их постепенно, или вы пишете и сразу выкладываете? Есть ли другие ресурсы, на которых есть Ваше творение? Например, Фикбук? Там было бы удобнее оставлять комментарии и отслеживать обновления нежели здесь. Жду следующую главу. 

Edited by lika523
1 person likes this

Share this post


Link to post
Share on other sites

lika523, спасибо за такой развернутый отзыв)) Приятно, когда читают, но еще большую радость доставляют комментирующие. Критика тем более очень приветствуется)

8 часов назад, lika523 сказал:

Больше всего, наверное, поразила сексуальной озабоченность чуть ли не всего женского пола Атреи, включая богинь. Не то чтобы я борец за нравственность: упоминания о сексуальных связях в тексте написаны не просто для того, чтоб были, а имеют под собой какой-либо посыл. Например, любовные связи с Ариель или Триниэль напрямую связаны с сюжетом; другие любовные похождения героя как бы говорят о том, что он в конце-концов живое существо с естественными потребностям; а третьи моменты приводят курьёзным ситуациям и заставляют улыбнуться, как например случай с Тимом, когда их приняли за геев, или с Асфелем. Но в целом на 9 глав как-то много выходит ситуаций, связанных так или иначе с сексом.

showimg.gif Мне обычно пеняют, что романтической линии совсем нет, но, возможно, упоминаний о сексе тут и правда многовато. Хотя каждый эпизод введен в рассказ не просто так, а с определенной целью. Нерс появляется "не вовремя", чтобы потом состоялась встреча в Бездне - ГГ надо было как-то быстро ввести в семью. При всей симпатии Тима, в гости он бы его не пригласил. Сеирения в Фоэте "слаба на передок" исключительно по вине разрабов =) Не помню уже в какой версии было продолжение квеста с похищенной одеждой. В конце концов героя отправляли устраивать ее личные дела с лесником и последнего вообще перетаскивали в столицу, как то так, если память не изменяет. Мелкие упоминания про ситуации с разными полами призваны создать соответствующий фон. Согласитесь, если бы ГГ жил в этом отношении скромнее, богиням не пришло бы в голову ревновать к Асфелю - тем более про его привычку поминать темного бога к месту и не к месту знали все.

А в основе сюжета как раз и лежит эта ревность. тем более, что сам Асфель опровергать ничего не станет - он целенаправленно напускает туман, преследуя собственные цели. Впрочем, осталось всего 2 главы скоро всё станет ясно.

Мэрисьюшность тоже напускная. Не знаю, можно ли назвать это моим стилем, но стараюсь, чтобы финал получался как можно более непредсказуемый. И, разумеется, ни одного странного момента не останется без мотивации.

8 часов назад, lika523 сказал:

Однако местами кажется, что Автору становилось лень писать и некоторые переходы между абзацами кажутся... Как бы это сказать... Не резкими, но странными. Когда, вроде, читаешь-читаешь - и тут вдруг "раз!", а дальше идёт простое перечислений действий персонажа за определённый промежуток времени.

Увы, знаю(( Борюсь по мере сил, дело не в лени. Не хочется увязнуть в не имеющих особого значения побочных эпизодах, которые упомянуть таки приходится. Но это мой бич и вечный недостаток - такие переходы((

Что касается богов, так я их и воспринимаю, как заигравшихся не высших существ, а почти таких же даэвов, только с б0льшими возможностями. Единственным "полноценным" богом был Айон, но он давно покинул этот мир.

8 часов назад, lika523 сказал:

Сколько ещё планируется глав? Они уже написаны и Вы просто выкладываете их постепенно, или вы пишете и сразу выкладываете? Есть ли другие ресурсы, на которых есть Ваше творение? Например, Фикбук? Там было бы удобнее оставлять комментарии и отслеживать обновления нежели здесь. Жду следующую главу. 

Две главы, которые и будут выложены сегодня. Пардон, вчера все время потратила на конкурсные работы в другой игре. Рассказ старый, увы, нет уже ни этого перса, ни сервака, на котором я им играла. Всё написанное я скидываю на фикбук, заходите, если интересно, но по Айону больше ничего нет. ссылка на мой там профиль - фикбук

Edited by Norry

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 10. Тайное становится явным

1.jpg

Где-то высоко, далеко, на местном Олимпе. Кабинет Асфеля.

      Джикел сидел на своем любимом месте – на подоконнике, слегка покачивал ногой и демонстративно, не отводя глаз, «гипнотизировал» хозяина кабинета, ожидая когда же у того лопнет терпение и на него наконец обратят внимание. Тщетно. Несмотря на категорическую нелюбовь, испытываемую верховным темным богом к монотонным движениям на периферии зрения и к пристальным взглядам в упор, Асфель делал вид, что полностью поглощен лежащими перед ним бумагами, совершенно игнорируя присутствие друга. Казалось, время застыло. Мгновения превратились в вечность. Мертвую тишину нарушало только редкое шуршание листков да скрип пера, которым выводились пометки на их полях. Первым в этом безмолвном противостоянии все-таки сдался Джикел.

      - Зачем?

      Асфель очень натурально изобразил удивление, вроде бы только сейчас заметил, что в кабинете не один. Затем вопросительно изогнул бровь и уставился на друга таким честным и чистым взглядом, что тот невольно усмехнулся. Впрочем, улыбка тут же слетела с его губ, когда он продолжил.

      - Триниэль. Девочка просто хотела поговорить, а ты? Прогнал ее в настолько обидной и унизительной форме, что бедняжка уже два месяца носа из своих комнат не показывает. Хотя, если быть полностью откровенным, не одну ее интересует за какие-такие заслуги обычный даэв, к тому же элиец, заполучил в твоем лице не просто покровителя, а чуть ли не няньку.

      Джикел начинал злиться. Тема была ему очень неприятна, но пришло время получить ответы на лишающие покоя вопросы. Да и леди Смерть, как ее иногда называли коллеги, с недавнего времени стало искренне жаль. Да, она тогда перегнула палку с местью, но кто мог подумать, что судьба элийского целителя настолько небезразлична темному богу. Покровитель гладиаторов зябко повел плечами, вспоминая в какой ярости застал друга. Грандиозный скандал на небесах закончился прямым запретом для всех вредить странному парню. А бедную девочку от развоплощения спасло только чудо. Впрочем, она быстро отошла от охватившего ее тогда страха и буквально через пару дней попыталась вызвать Верховного на откровения. Лучше бы промолчала. Теперь вот сидит, под добровольным домашним арестом и зализывает душевные раны.

Асфель картинно всплеснул руками.

      - Как за какие заслуги? Ты что, ни одной сплетни не слышал? За постельные, разумеется. Кстати, самая обсуждаемая тема в последнее время.

Джикел поморщился.

      - Сплетни интересуют меня меньше всего.

      - Ладно, всё равно ведь не отвяжешься, расскажу откуда тут ноги растут. Но чуть позже. И рожи не корчь, сейчас кое за кем проследим, а потом сразу и узнаешь мою «страшную тайну». Говоришь, два месяца не выходила? Это же превосходно!

      Асфель потер ладони с таким довольным видом, как вовсю расторговавшийся шиго, разве что някать не начал. Потом приглашающе похлопал ладонью по подлокотнику кресла, на котором сидел.

      - Давай сюда, поближе. Сейчас посмотрим на нашу затворницу. Кстати, если бы я тогда объяснил ей своё решение, то ничего хорошего из этого не вышло. Во-первых, она бы мне не поверила. Или поверила, но не до конца, что в принципе, одно и то же. Сомнения и метания привели бы ее к одному очень авторитетному специалисту на консультацию. А результат? Потерянное время и убытки! Весьма существенные убытки надо заметить. Такой вариант для меня неприемлем. Зато теперь я получу отличный барыш и штраф за восстановление почти распавшейся личности мальчика, который затребовал за помощь этот жлоб Кайсинель, оплатит настоящая виновница происшедшего. Это же здорово, как думаешь?

      Джикел уставился на друга, будто видел его впервые. Убытки? Барыш? О чем вообще речь? Он медленно сполз с подоконника, не спеша подошел и примостился на подлокотнике кресла с такой осторожностью, словно дерево из которого тот был выточен, могло в любой момент превратиться в раскаленный металл. Не удержавшись, покровитель гладиаторов бросил быстрый взгляд за спину Асфелю. Что он ожидал там увидеть, навсегда осталось тайной. Ну не высовывающийся же из штанов толстый хвост, украшенный затейливым браслетом, в самом то деле?

      - Смотри, сейчас начнется.


      Верховный бог проговорил активирующее заклятье, и стоящее перед столом зеркало в массивной раме стало отражать не кабинет, а крошечный островок где-то в Бездне. Практически сразу в фокусе появилась знакомая практически всей Атрее одиозная фигура лидера странных повстанцев, пакостящих всем без разбора и проводящих в своих секретных лабораториях запрещенные эксперименты. Длинный плащ, низко надвинутый на лицо капюшон… Внешность лорда Ривара так и оставалась самой волнующей, но, увы, нераскрытой тайной, на протяжении очень долгого времени.

Приветливо махнув рукой, тот что-то поправил, отчего качество изображения явно улучшилось, и повернулся к зрителям спиной, впрочем, ничуть не закрывая обзор.

      - Он нас тоже видит? – негромко поинтересовался Джикел, заинтригованный разворачивающимся действом.
      - Нет, связь односторонняя. Но, естественно, знает о передающем артефакте. Мы вчера с ним намучились, маскируя его на этом практически голом куске камня. Так, ну где же она? Опаздывает, как любая женщина!


      Не успел покровитель гладиаторов спросить о ком, собственно, речь, как почти на границе видимости мелькнула вспышка портала и на островке появилась Триниэль собственной персоной. Но великий Айон, такой Джикел не видел ее, наверное, со времени Катаклизма. Глаза впали, под ними залегли синие круги. Казалось, богиня едва держится на ногах. Неровная походка создавала впечатление, будто каждый шаг дается с огромным трудом.

      - Что с ней? – тонкие сильные пальцы вцепились в плечо Асфеля.

      - Ничего страшного. Просто сильное энергетическое истощение. Не переживай – отлежится, станет, как новенькая. Тихо! Сейчас сам поймешь отчего. Слушай!


      - Я принесла плату, - тихо произнесла Триниэль, едва кивнув собеседнику, и протянула ему небольшую коробочку.

      - Отлично! – Ривар сделал вид, что хочет повнимательней рассмотреть полученное, а сам открыл и непринужденным движением развернул ее, демонстрируя содержимое следящему артефакту.

      Джикел присвистнул от удивления. В специальных гнездах лежали два заполненных под завязку больших накопителя. Да с таким количеством энергии можно половину Бездны в пыль разнести. Теперь понятно, почему столько времени Триниэль не выходила из своих апартаментов – чтобы зарядить эти кристаллы потребовалась вся ее сила.

      - Всё в порядке? – немного нервно поинтересовалась богиня.

      - В полном, - лорд повстанцев с легким щелчком захлопнул коробочку, убрал ее куда-то под плащ и лишь после этого продолжил, - можешь считать, его уже нет среди живых.

      - Надеюсь, ты не собираешься сделать глупость и попытаться меня обмануть или раскрыть наш договор Асфелю? – в голосе богини послышались стальные нотки.

      - И в мыслях не держал, - Ривар равнодушно пожал плечами, - я слишком дорожу своей репутацией, чтобы отступать от условий контракта. Хотя, признаюсь, меня гложет любопытство. Обычно я не задаю заказчикам лишних вопросов, но тут иной случай. Скажи, что чувствует женщина, отвалившая столько за убийство единственного и, как говорят, любимого сына?


      Успевшая уже сделать несколько шагов к порталу, Триниэль резко развернулась и в мгновение ока очутилась рядом с закутанной в плащ фигурой. Молнией блеснул выхваченный из ножен кинжал. Богиня остановила смертельный удар в самый последний момент.

      - Не шути так со мной!
      - Даже не думал, - голос мужчины был абсолютно спокоен.
      - Твоя цель элиец, при чем тут Карун? – даже не спросила, а прошипела разъяренная богиня.
      - Разве Асфель не сказал тебе? А чем же тогда он мотивировал свой запрет трогать мальчика?

      Как на взгляд Джикела, лорд переигрывал и очень сильно. Но Триниэль этого не замечала. Находясь во власти эмоций, она следовала навязанной ей игре словно обычная смертная женщина.

      - Ничем! Просто приказал в довольно грубой форме. Но ты не ответил, какое отношение наш договор имеет к моему сыну.

      Ривар картинно вздохнул и немного сместился в сторону. Теперь его скрытое плотной тканью и тенями лицо было обращено не только к собеседнице, а и к артефакту.

      - Ладно, всё равно пришлось бы сделать это, иначе не поверишь.


      Джикелу показалось, что теперь его голос зазвучал как-то иначе и стал странно знакомым. Нет, не может быть! Почудилось! Но как же похож!

      Между тем лорд повстанцев поднял руки и медленно стянул капюшон назад, открывая лицо. Два возгласа слились воедино, называя имя того, кто по всеобщему мнению давно был мертв.

      - Израфель!
      - Он самый! Я рад, что меня еще помнят.
      - Но как? Ты же… А Сиэль? Она тоже… - у Триниэль не хватало слов.

Тот, кого все знали под именем Ривара, печально покачал головой.

      - Увы, Сиэль тогда погибла. Мне чудом удалось спастись, но я решил пока не афишировать этот факт. О чем ни разу еще не пожалел. Оставаясь в тени, легче оценивать происходящее. И делать соответствующие выводы, разумеется. Опять же, больше свободы маневра. Ты еще не забыла, что меня называли владыкой времени и пространства? Ну и отлично! Знаешь ли, в этом и заключалась основа моей безупречной репутации, как наемного убийцы.

Мужчина грустно усмехнулся.

      - Я просматривал линии вероятностей и выбирал тот сценарий, который не оставлял жертве ни малейшего шанса. Поэтому и расценки устанавливал соответствующие. Но каждый обратившийся ко мне уверен, что платит не зря. Завтра элийский целитель умрет и на этот раз ничье вмешательство не вернет его обратно. Но так уж выйдет, что не далее, чем через полгода твой ненаглядный Карун попадет в смертельную ловушку, из которой его мог бы спасти только один-единственный даэв во всей Атрее. Да-да, именно заказанный тобой мальчик. Мне стало интересно, и я потратил довольно много времени на поиски альтернативного варианта. К сожалению, никаких результатов. По всем линиям одно и то же – неминуемая гибель. Меняются обстоятельства, немного, совсем незначительно смещается дата в ту или иную сторону, но итог неизменен. Смерть. Окончательная, бесповоротная, без надежды на возрождение. Так, что можно смело утверждать, что ты, моя дорогая, только что оплатила убийство собственного сына. Впрочем, меня это уже не касается.

      С каждым словом внезапно оказавшегося живым бывшего Стража Башни, Триниэль бледнела, а под конец не выдержала и разрыдалась.

      - Нет, этого просто не может быть!

Ривар-Израфель снова пожал плечами.

      - У тебя будет шанс убедиться во всем мною сказанном лично и довольно скоро.

Богиня некоторое время боролась с отчаяньем и, наконец, смогла взять себя в руки.

      - Я пыталась уговорить себя, что ты ошибся, но знаешь, интуиция подсказывает - даже если и так, то совсем чуть-чуть.

Она вытерла слезы и кивнула собственным мыслям.

      - Хорошо, что еще не поздно всё исправить. Я разрываю контракт! Великий Айон! Этот гадкий мальчишка снова вышел сухим из воды. Ничего, пусть исполнит своё предназначение, а дальше посмотрим.

      - Женщина, ты о чем? – в голосе лорда повстанцев было столько холода, что хватило бы превратить долину вулканов в ледяную пустошь. – Спутала меня с трактирщиком, у которого можно заказать обед в номер, а потом передумать и отказаться? Плата получена и элиец умрет в любом случае. А вздумаешь мне помешать – последуешь за ним. Ты ведь наводила справки прежде, чем прийти сюда? Я не разрываю оплаченные контракты.

      - Нет! Израфель, пожалуйста! Всё, что захочешь, но мой мальчик должен остаться жить!


      Джикел отвернулся. Смотреть на плачущую и умоляющую Триниэль было неприятно, хотя бог прекрасно понимал ее материнские чувства. На которых, к слову, вовсю играл этот внезапно воскресший проходимец. Спустя довольно долгое время стороны, наконец, смогли договориться. Леди Смерть обязалась зарядить еще один накопитель в ответ на клятву Ривара отказаться от контракта и не убивать беднягу целителя. Оговорив мелкие детали, Триниэль вернулась своим порталом, а Израфель повернулся к артефакту, привычно натягивая на голову капюшон.

      - Асфель, за кристаллом сам придешь – мне некогда еще и курьером подрабатывать, дел невпроворот. И за тем, который пойдет Кайсинэлю тоже. Где меня искать ты знаешь.

Зеркало мигнуло и стало снова отражать кабинет темного бога.

      - Вот так то, - хозяин потянулся, едва не сбросив друга с подлокотника кресла и недовольно поморщился, - перебирайся давай на свой любимый подоконник. А то тесно тут с тобой, да и не приведи Айон, снова кто-нибудь вломится, и пойдут гулять очередные слухи уже про нас двоих.

Джикел хихикнул, но послушно отправился на прежнее место.

      - Только не говори, что всё было затеяно ради эфемерного шанса вытащить Каруна из будущей ловушки. Ты же его терпеть не можешь. И что-то особого удивления по поводу нашего совсем даже не погибшего товарища я не заметил. Знал, кто он на самом деле?

Асфель улыбнулся.

      - Раз уж обещал всё рассказать, то расскажу. Ты прав, ради одного спасения этого капризного избалованного ребенка, носящегося с идеей всеобщего мира, я бы и пальцем не шевельнул. Но Триниэль крупно повезло – мальчик кроме всего прочего, вытащит задницу ее непутевого сына из неприятностей. Айон великий! Как же не хочется дважды подряд повторять одно и то же, но придется.

И, отвечая на невысказанный вопрос, пояснил:

      - Сначала тебе, потом почти сразу и ему. Но не собирать же вас вместе? Ладно, перетерплю как-нибудь. Итак, история эта началась довольно давно…

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава 11. Осколки прошлого

2.jpg

       Я сидел на небольшом валуне и лениво швырял камешки в черное ничто, окружающее крошечный островок в Бездне, на котором в данный момент и находился. Мыслей не было, из чувств осталось только горькое отчаянье, щедро разбавленное всепоглощающей безысходностью. Что же делать? Теперь, когда рухнула последняя надежда, внезапно выяснилось, что и цели то в жизни у меня тоже нет. Просто влачить бессмысленное существование, оставаясь чужим по обе стороны глупейшего противостояния рас? Да-да, так уж вышло, что среди элийцев у меня даже хороших приятелей не оказалось. Уступить просьбе единственных друзей и, пройдя через изменение, остаться с асмодианами? Увы, та злополучная вечеринка, закончившаяся в постели богини, а потом и в секретной лаборатории в качестве подопытного материала, лишила меня иллюзий на этот счет. Не смогу. Как ни крути, идет война. А пытать и убивать бывших соотечественников рука не поднимется. Даже если выхлопотать назначение сюда, в Бездну, то всё равно не с одними балаурами придется столкнуться. Обе расы вовсю старались закрепиться на этих землях. Впрочем, что толку рассуждать о несбыточном? Мне не нашлось места ни на одной стороне, а последние события вообще порождали горячее желание последовать за канувшими в небытие камешками. Кибелиски сюда не дотягиваются, ники нет, а если бы и была, то ставить ее перед таким шагом никто бы и не стал.

      Перед глазами замелькали события недавнего прошлого. Внезапный вызов в Храм Стражников в Элизиуме и военачальник Фаметес, встретивший меня радостной улыбкой и, как тогда казалось, великолепными новостями.
Сначала немного грубой лести по поводу моих «выдающихся заслуг»:

      - Если бы все даэвы были такими же отважными, как вы, нам бы больше не пришлось бояться асмодиан или балауров...

      Ага, ага, конечно. Обычный целитель просто ужас нагнал на всех врагов, бегущих от одного вида моего посоха.

Потом покивал на покойного Икароникса, мол, какой негодяй, предатель, такую операцию сорвал!

      - Я уже говорил, что в прошлом вы были легатом секретного легиона Миража.
Вас отправили с заданием в Карамматис, где вы сразились с нагарратом Ариссой и потеряли память. А все из-за ловушки, устроенной вашим подчиненным Икарониксом.

      Закончилось же вполне закономерной рекомендацией снова отыскать артефакт памяти, к которому даже камень активации пожаловали. И я прошел эту дорогу до конца. Сквозь кишащий балаурами Карамматис, через новый бой с Ариссой, отирающимся около артефакта и явно поджидающим именно меня.

      Губы искривились в печальной усмешке, когда память услужливо подсунула картину чуть дрожащих рук, вставляющих голубоватый кристалл в застывший под равнодушными небесами древний прибор. Сердце тогда забилось так, что казалось, выскочит из груди, когда послышался знакомый гул активации. Вот, сейчас! Еще мгновение и я, наконец, узнаю, что скрывается за глухим барьером амнезии. А потом черная бездна отчаянья, затопившая душу. Да плевать я хотел, что светлые боги о чем-то договариваются с лордами балауров! Но почему артефакт упрямо показывал мне не желаемое, а эти пусть и суперсекретные, но абсолютно не интересные мне переговоры?!

      Затем чудовищная боль швырнула на колени, а возникший неизвестно откуда лидер повстанцев, отключивший артефакт посетовал, что таким манером я скорее потеряю рассудок, чем верну утраченное. Ривар что-то еще говорил, кажется, приглашал под свои знамена. Попутно называя богов-покровителей элийцев великими обманщиками и обещая раскрыть истинную сущность Элизиума. В конце концов он помог мне выбраться оттуда и исчез, напоследок заявив, что это не последняя наша встреча.

      Потом была тягостная аудиенция у Фаметеса, на которой мне прямым текстом "посоветовали" обо всем увиденном держать язык за зубами, дабы по скудоумию и непониманию великих божественных помыслов не учинить раскол среди Элиоса. Военачальник тут же напомнил про службу безопасности в качестве кнута и вручил щедрую награду-«пряник», «за усердие и нынешние усилия на благо Родины».

      И вот я сижу на крошечном островке, затерянном на задворках Бездны, швыряю камешки и пытаюсь понять, как жить дальше без цели и без надежды. Да и стоит ли вообще жить, если позади тьма, а впереди тоже света что-то не наблюдается.

      - Ну, уже вдоволь нажалелся себя, несчастного, или тебе еще дать время на раздирание одежды и посыпание головы пеплом?

Слегка насмешливый приятный мужской голос заставил меня буквально подскочить на месте и совершенно неосознанно, по привычке воскликнуть

      - Асфель побери!

Я готов был поклясться, что мгновение назад рядом никого не было, но вот он стоит, улыбаясь, импозантный незнакомец от которого так и веет силой.

      - Ладно, уговорил, поберу. Только уточни, кого и за какие прегрешения, - хохотнул тот, устраиваясь на соседнем валуне. – А то только и слышны пожелания без конкретики.

Тут до меня, наконец, дошел смысл его фразы. Стоп! Он что, серьезно…

      - Абсолютно, - ответил на так и не законченную мою мысль темный бог, - я есть я, на колени можешь не падать – не люблю этого. Итак, чего грустим? Артефакт не помог? Увы, невозможно вернуть то, чего уже нет в принципе.

      От его слов мне поплохело. Значит, всё же искусственно созданный? Этакий гомункул, результат деятельности очередной секретной лаборатории. И кому выпала честь совершить научный прорыв и суметь наделить выращенное существо разумом? Повстанцы? Балауры?

Асфель, а в том, что это был именно он, я почему-то совершенно не сомневался, мягко улыбнулся.

      - Всё проще и одновременно сложнее. История эта началась довольно давно…



Где то высоко, далеко на местном Олимпе, несколькими часами ранее. Кабинет Асфеля



      - Ты помнишь Виркеля? – неожиданно спросил Асфель после долгой паузы.

      - Знакомое имя… - Джикел задумчиво потер переносицу, - в голове вертится, кажется, там был какой-то громкий скандал с его участием, но подробности ускользают. А что?

      - «Какой-то скандал», - передразнил верховный темный бог друга и, вздохнув, добавил, - правы были древние, утверждая: «Так проходит земная слава!». Да про него языки чесали, не чета последним сплетням обо мне и этом бедном мальчике. Любимчик Неджакана, внезапно ставший любовником Триниэль, перебежавший к асмодианам и получивший под командование ее «Красную Эссию».

      - Точно! – Джикел хлопнул себя ладонью по лбу и рассмеялся. – Страж во главе легиона убийц и стрелков, да к тому же измененный элиец - такого еще не было. Все ждали бунта, но парнишка оказался настолько харизматичной личностью, что вскоре легионеры в нем души не чаяли. Как и ариэлевский «Мираж», на смерть с улыбкой бы пошли не ради высокой идеи или покровительницы, а за своим легатом. Впрочем, они и пошли. Остановили вторжение Бритры, отбросили его легион «Нугиш» за эфирный барьер, но полегли все до единого. К сожалению, это не спасло Брустхонин от заражения. Кажется, тоже предатель затесался. Или не предатель, а попавший под полный контроль Бритры, суть дела не меняет. Триниэль тогда еще в таком расстройстве была, что решила в память о них не набирать заново легион. А Неджакан заявил, что парню сильно повезло вовремя сгинуть и избежать его кары. Официально, за предательство расы, а неофициально, за украшение головы бывшего покровителя широкими ветвистыми рогами.

Бог хихикнул, вспоминая ярость своего светлого коллеги, когда тот узнал, что его протеже с его же любимой…

      - Но какое это имеет отношение к твоему элийцу? Виркель погиб задолго до его рождения, торжественно похоронен и даже, как я слышал, иногда является призраком на собственной могиле.

Асфель скептически хмыкнул.

      - Никогда не мог понять тех, кто побоялся слиться с сиянием эфира. Трусы, цепляющиеся за иллюзию существования. Виркель, к моему глубокому сожалению, был не таким. Не знаю, да и знать не хочу, чей там обосновался призрак и зачем выдает себя за другого, но к легату «Красной Эссии» он точно не имеет ни малейшего отношения. Впрочем, я забегаю вперед.

Бог поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее, и продолжил.

      - В один далеко не прекрасный день я был занят решением на тот момент животрепещущей проблемы. Все существующие варианты выхода меня не устраивали, я злился, а тут еще и Ривар потребовал срочной встречи. Естественно, получил отказ, стал настаивать, мы разругались, но он своего добился. Здесь ему пришлось раскрыть свое инкогнито и помочь мне с просмотром вероятностей, иначе я бы не стал его даже слушать. Увы, всё это требовало времени, которого в результате и не хватило. Идея бежать и немедленно спасать любовника Триниэль энтузиазма у меня не вызвала, я попытался сразу отослать его к нашей леди Смерть с таким предложением. И только тогда обожающий таинственность Израфель признался, что шансы вытащить парня из передряги есть только у меня, а без него будущее нашего мира выглядит намного печальнее, чем могло бы быть. Так вышло, что в ряде ситуаций существует лишь одна вероятность благополучного исхода. Вот как с Каруном.

      - И ключевая фигура страж-перебежчик? – уточнил Джикел, не понимая роли элийского целителя в обрисованной другом картине.

      - Именно, - подтвердил тот и продолжил.- Как я уже говорил, время за пререканиями и разъяснениями оказалось безнадежно упущено. К моменту моего прибытия, Виркель оказался мертв, его душа не задержалась на этом плане ни единого лишнего мгновения, сразу скользнув в течение эфира. Полного фиаско можно было избежать только нырнув за ним следом и попытавшись спасти от слияния хоть что-нибудь из стремительно распадающейся личности.

      - Нет! – в ужасе воскликнул покровитель гладиаторов, слишком хорошо понимая опасность полного развоплощения, которой подвергся бы любой их них, рискнувший совершить подобный шаг.

      - Да! – эхом отозвался Асфель. – Это была моя вина, и шансы исправить ее таяли с каждым мгновением. Я потратил все свои накопители и еще столько же из отданных мне Израфелем. Увы, то, что удалось вытащить, оказалось лишь жалкими обломками, разрозненными фрагментами, не способными к самостоятельному существованию. Память, воинские навыки, часть личностных характеристик оказались безвозвратно утраченными. Но приунывший было Израфель, снова полез смотреть вероятности. Потом сразу повеселел, заявил, что всё у нас получилось и, переместив меня в одну их своих лабораторий, упросил любой ценой удерживать добытое до его возвращения. К слову, отсутствовал он недолго. Вместе с ним прибыли Маркутан и, абсолютно неожиданно для меня, Кайсинель, притащив с собой полутруп какого-то эльфа. Оба в один голос заявили, что прежнее тело получило слишком много повреждений. Восстанавливать его дело неблагодарное, энергетически слишком затратное, да и, учитывая настроения Неджакана, вообще не имеющее смысла. А тут совершенно целое, молодое, всего то провалявшееся в коме несколько лет, с какой стороны не глянь – идеальный вариант. Мне было безразлично, какую внешность получит душа Виркеля, Израфелю тем более и эта парочка маньяков от науки принялась экспериментировать в своё удовольствие. Маркутан, кроме всего прочего, поделился целительскими способностями, а Кайсинель наложил ложные воспоминания. Так появился Эрт, сирота-эльф, по легенде, давно оставивший родные края и отправившийся посмотреть мир.

      - А почему элиец?

Верховный темный бог пожал плечами.

      - Я не особо интересовался, чем они руководствовались. Да и Кайсинель решительно заявил, что к получившемуся облику когти и грива эстетически не подходят. Ты же знаешь его пунктик по поводу представлений о красоте. К сожалению, вышла промашка. Парень начал скучать по Асмодее, сам не осознавая этого. Отсюда повышенная чувствительность глаз к свету и оставшаяся из прошлой жизни привычка поминать меня по поводу и без повода. Увы, внутренний конфликт сильно затянул полное слияние души и тела. Вот и пришлось присматривать за ним, чтобы все усилия не пошли прахом.

      - Это не объясняет, почему в объятиях богинь мальчик кричал твое имя, - ехидно улыбнулся Джикел.

      - Наоборот, вполне объясняет! – сварливо буркнул Асфель, продолжая рассказ. – Практически сразу он переродился в даэва и был отправлен в Центральный храм Элизиума на церемонию окончательной инициации. Там его и приметила Ариэль, тут же затащив смазливого паренька в кровать. Все думали, что это увлечение на одну ночь. Оказалось, нет. В результате стремительная карьера в «придворном» легионе богини, принесшая бы любому другому только зависть старых легионеров и их непринятие молодого выскочки. Однако тут повторилась история с «Красной Эссией». Харизма, природное обаяние, легкий характер нового легата сделали его всеобщим любимцем. И вдруг на фоне полного благолепия случилась катастрофа. Мальчик совершенно случайно услышал то, что не предназначалось для его ушей. Неоспоримый факт договоренностей между покровителями белокрылых и лордами балауров вдребезги разбил розовые очки, через которые он к тому времени начал смотреть на жизнь. Заявив Ариэль, что молчать не станет, бедняга подписал себе смертный приговор. Но, видать, она всё же испытывала к нему какие-то чувства или просто решила, что так будет очень романтично, кто их, женщин, разберет. Парня ждала смерть от экстаза на любовном ложе. Однако я прилагал столько усилий не для того, чтобы озабоченная стерва затрахала его в угоду собственным амбициям. Повторяя одну и ту же сплетню, никто почему-то не подумал, что в том состоянии мальчик и своё имя вряд ли вспомнил бы. Без посторонней помощи.

      - Ты хочешь сказать… - и Джикел затрясся от хохота.

      - Да. Пришлось взять контроль над его телом, подкинуть парню немного энергии и буквально заставить сказать неизменное «Асфель побери». Не моя вина, что на второе слово сил у бедолаги уже не хватило. Зато получилось еще лучше задуманного! Между пикантными «О!» и «А-а!» он так эротично простонал моё имя, что оставалось только удивляться, как это нашу любительницу молодых даэвов не перекосило. Видел бы ты ее лицо в тот момент! Вообще-то я надеялся, что Ариэль перебесится, а потом придумает что-нибудь не столь радикальное, как убийство. Увы, мои надежды не оправдались. Сработал принцип «Нет человека – нет проблемы». Заодно под горячую руку попали и простые легионеры, давно уже буквально боготворившие своего легата. А во время боя с Ариссой произошла еще одна неприятность - исчезли не только последние, но и все фальшивые воспоминания. Мальчика то с Карамматиса мы вытащили, однако накладывать новые сразу было слишком рискованно – он и так балансировал между жизнью и смертью. Потом же оказалось слишком поздно.


Маленький островок где-то в Бездне. Эрт


      - И что я теперь должен делать? – признаться, вопрос дался мне с большим трудом.

      - Да что хочешь, - улыбнулся Асфель, вставая.- Это твоя жизнь, парень. Пусть и гораздо позже, чем мы ожидали, но полное слияние все-таки произошло. Угроза, что личность рассыпется при малейшей опасности миновала и в няньках ты больше не нуждаешься. Лично я этому весьма рад. И так дел по горло, а еще и за тобой присматривать, не выпуская надолго из виду, чтобы чего не случилось было слишком обременительно. Кайсинель выразил желание что-то там еще уточнить, но это совершенно другое. Думаю, по возвращении ты просто получишь перевод по службе, да удостоишься в дальнейшем от Мастера Иллюзий пары-тройки поручений. И запомни, будущее – сложная штука. Чем глубже пытаешься заглянуть, тем меньше вероятность того, что предсказанное исполнится. Это я к тому, чтобы ты не посчитал себя неуязвимым. Израфель уже не раз ошибался в своих прогнозах.

      Темный бог махнул рукой на прощание и исчез, оставив меня переваривать полученную информацию. Ну чтож, многое стало понятным, да и интерес к жизни снова проснулся. Балаурам под хвост отныне все артефакты памяти. Будущее для меня теперь интереснее прошлого. Губы тронула горькая улыбка. Виркель, говорите? Я покатал на языке это имя. Нет, Эрт мне нравилось куда больше. За спиной взметнулись крылья, легко поднявшие меня над каменистым клочком тверди, совсем недавно освященной присутствием настоящего бога. Я хихикнул. Хоть монастырь тут основывай, право слово. Так, нужно срочно успокоиться. Это всё нервное. И вообще, пора возвращаться в цитадель Тэминона, еще бы к Тиму с Нерсом сегодня забежать, а то исчез, не предупредив, когда на Карамматис собрался. Парни же волнуются.

      Я не спеша летел сквозь мрак Бездны, краем сознания отмечая знакомые ориентиры. Впервые за долгое время на душе было спокойно, светло, хоть и немного печально. А в голове вертелась услышанная когда-то давным-давно, наверное, еще в прошлой жизни песня, изумительно подходящая к настроению.

      Осколки прошлого, как снег
      Закружит ураган времен
      В ушедший день для нас навек
      Обрушен мост.
      Оставив в наших душах след
      Тьма уплывет за горизонт
      И в чистом небе вспыхнет свет
      Свет новых звезд…*

--------------------------------------------

*стихи в этой главе - слова из песни Эпидемии "осколки прошлого"

Share this post


Link to post
Share on other sites
13 часа назад, Norry сказал:

showimg.gif Мне обычно пеняют, что романтической линии совсем нет, но, возможно, упоминаний о сексе тут и правда многовато. Хотя каждый эпизод введен в рассказ не просто так, а с определенной целью. Нерс появляется "не вовремя", чтобы потом состоялась встреча в Бездне - ГГ надо было как-то быстро ввести в семью. При всей симпатии Тима, в гости он бы его не пригласил. Сеирения в Фоэте "слаба на передок" исключительно по вине разрабов =) Не помню уже в какой версии было продолжение квеста с похищенной одеждой. В конце концов героя отправляли устраивать ее личные дела с лесником и последнего вообще перетаскивали в столицу, как то так, если память не изменяет. Мелкие упоминания про ситуации с разными полами призваны создать соответствующий фон. Согласитесь, если бы ГГ жил в этом отношении скромнее, богиням не пришло бы в голову ревновать к Асфелю - тем более про его привычку поминать темного бога к месту и не к месту знали все.

 

13 часа назад, Norry сказал:

Две главы, которые и будут выложены сегодня. Пардон, вчера все время потратила на конкурсные работы в другой игре. Рассказ старый, увы, нет уже ни этого перса, ни сервака, на котором я им играла. Всё написанное я скидываю на фикбук, заходите, если интересно, но по Айону больше ничего нет. ссылка на мой там профиль - фикбук

К сожалению, вряд ли смогу оценить другие Ваши работы. Разве что ориджиналы. В PW не играла. Хотела, кстати, добавить в предыдущем отзыве, но забыла. Ваш рассказ ориентирован исключительно на тех, кто знаком с миром игры, кто играл и знает названия локаций и имена НПС. Оно и понятно, ведь рассказ написан по определённому фэндому. Но если добавить несколько деталей и описаний - откуда и что, то людям, наткнувшимся на него, будет более понятно, о чём речь. Многие просто закроют его из-за того, что им будет непонятен описываемый мир. Вы бы могли привлечь больше читателей таким образом. Я понимаю, что этот рассказ старый, но у Вас есть фанфики по PW, и, скорее всего, они тоже ориентированы на тех, кто уже знаком с миром. Это не плохо, просто пишите Вы хорошо, и если бы уделяли чуть больше внимания деталям, освещающим мир, о котором пишите, то Ваши истории могли бы читать и те, кто с ним изначально не знаком.

Я не так сильна в лоре в игры, но мне интересно, читали ли Вы историю "Падение судьи Кромед"?  

Share this post


Link to post
Share on other sites

Please sign in to comment

You will be able to leave a comment after signing in



Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0